Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Корейский кинематограф. Год 2003 (4)

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/express/post/4363/


2003 год, похоже, самый удачный год в истории корейского хоррора.

Местные кинематографисты перестали грубо копировать приёмы коллег из джей-хо и создали три (а может даже и все четыре) жанровых шедевра. Каждый из фильмов этого обзора отличается невероятным визуалом, интересной и незатёртой концепцией, а также смелой работой на сплаве жанров.

Предупреждаю, не все любят подобные эксперименты, многие ждут от “ужастиков” трюки попроще и поглупее, но если запах цвета джалло вам все еще по вкусу, обещаю — понравится каждый из этих фильмов.

13. История двух сестёр / Tale of Two Sisters



Начну рассказ с классической корейской сказки.

Жил-был человек по имени Пхэ. У него была жена и две дочки-красавицы — Чанхва (“Розочка”) и Хонрён (“Красный Лотос”). Жена, правда, вскоре умерла, но отец вскоре нашел себе новую. Злую, уродливую, но зато очень быстро родившую мужу трех здоровых сыновей. После появления наследников мачеха начала всячески унижать падчериц. Однажды она подбросила старшей девушке в постель мертвую выпотрошенную крысу, а мужу сказала, что у его дочки-бесстыдницы выкидыш.

Девушка в это время готовилась к замужеству, но из-за подобного позора предпочла утопиться в пруду. Вскоре после этого младшая не выдержала унижений и сделала то же самое.

Еще некоторое время спустя в деревню (или это был город) приехал новый магистрат. Ночью к нему явились мертвые Розочка и Лотос (прямо как в сериале Аранг и магистрат), мертвые девушки пожаловались на мачеху и потребовали наказать её. Магистрат с их помощью заговор злодейки раскрыл и подлую женщину наказал. В смысле, велил казнить.

Сказка про Розочку и Лотос в Корее очень популярна. Говорят, её экранизировали за последние 90 лет раз десять, и фильм Ким Джи-уна (Bittersweet Life, Good Bad Weird, I See Devil) — еще одна версия этой истории. Такой вот постмодернизм, детишки.



Фильм Кима начинается как гибрид Унесенных призраками и Утомленных солнцем, но только без комдива Котова и прочей кровавой гебни Солнце, вода, свежий деревенский воздух.

Две сестры Суми и Суён приезжают с отцом в деревенский домик, где он живёт со своей новой и молодой женой. Девочки новую мачеху скорее терпят, чем принимают, но и это продолжается лишь до тех пор, пока старшая сестра не находит у младшей синяки на руке. Обстановка в доме накаляется, но тут в происходящее начинают вмешиваться потусторонние силы. Вроде бы, потусторонние.



Режиссер Ким Джи-ун за свою очень специфическую карьеру открыл для корейского кино (и сам же закрыл) с полдюжины жанров. Среди них и жанр фильма ужасов. При помощи невероятно большого (даже для 2015 года и уж тем более для жанра “хоррор”) бюджета Ким смог создать национальный шлягер, после которого говорить о вторичности корейского хоррора к японскому было уже просто неудобно. Посконный сюжет, стопроцентно корейский саундтрек и безупречно вылизанная картинка c сотней маленьких деталей — настоящая веха. К сожалению, рассказчик из Кима по жизни очень специфический, но талантливые люди редко встречаются без изъяна.

Еще один момент. Подобно многим этапным фильмам типа хичкоковского Психоза и шьямалановскому Шестому чувству, История двух сестер растаскана на цитаты до последнего кирпичика, из-за чего смотреть её бывает нынче непросто. Терпите. Главное — избегайте голивудского ремейка, он — никакущий.





14. Зазеркалье / Into The Mirrors







Несколько лет назад в большом торговом центре произошел пожар. Погибло несколько человек, в том числе — девушка из бухгалтерского отдела, останки которой так и не были найдены. Новые хозяева торгового центра его полностью перестроили и планируют на днях снова открыть, но ощущение праздника оказывается сильно подпорчено, когда неизвестный серийный убийца начинает изощренно истреблять сотрудников супермаркета.

Наблюдательный зритель уже в курсе, что убийца не простой человек, а потустороннее существо из зазеркалья, но расследующие это дело копы Collapse )

"снежный цветок и заветный веер"

(c) http://www.kinopoisk.ru/level/51/type/hollywood/post/1981/

Последние два дня в нашем блоге много разговоров про китайский прокат. Про Кристиана Бэйла, Чжана Имоу, Джета Ли и Никиту Сергеича. Вполне логично, что мы решили продолжить эту тему рассказом о китайском дебюте Хью Джекмана – фильме Уэйна Уана Снежный Цветок и заветный веер.



Скачать ролик | Все ролики к фильму | Информация о фильме...

Молодая китаянка Нина живет в Шанхае, но собирается со дня на день перебраться в Нью-Йорк, где её ожидает повышение по службе. Но девушке приходится отменить эти планы, когда она узнает, что её лучшая подруга София попала в аварию и пребывает в коме. На протяжении многих лет Нина и София были самыми близкими людьми, но некоторое время назад между ними случилась размолвка, после которой они всячески избегали друг друга.

Среди вещей подруги Нина находит незаконченную рукопись романа под названием “Снежный Цветок и заветный веер”. Нина знает, что Снежный Цветок – имя легендарной пра-пра-пра-прабабушки Софии, жившей в Китае в начале XIX столетия. Погрузившись в рукопись, Нина понимает, что эта книга не только про мифическую прабабку, но и про её лучшую подругу по имени Лилия. Снежный Цветок и Лилия были “лаотон”, то есть “назваными сестрами”. В средневековом Китае это была древняя и очень красивая традиция, когда родители и сваха выбирали для маленькой девочки “подругу на всю жизнь”.





Эта “подруга” была больше чем просто подруга, сестра или кто-либо еще. Она оставалась для женщины самым близким человеком на протяжении всей её жизн. Девочки с младых ногтей росли вместе, учились, познавали взрослую жизнь. Шли тандемом из года в год, поддерживая друг друга. Найти для своего ребенка хорошую и надежную “лаотон” было для многих семей гораздо более важным достижением, чем поиск хорошего супруга.

Продолжая проникать в историю Снежного Цветка, Нина понимает, что значила для своей коматозной подруги гораздо больше, чем сама предполагала.



Хью Джекман играет в этом фильме австралийского бизнесмена, из-за которого девушки, собственно, и поссорились. Он появляется в фильме всего в трех или четырех сценах, одна из них – музыкальная. Хью – владелец ночного клуба, на сцене которого он и исполняет песню для своей будущей подруги.

Роль небольшая, но важная, хотя если вы посмотрите трейлер, то обнаружите, что Джекмана в нем вообще нет. Все остальные персонажи есть, а Джекмана – нет. Забавный, но честный по отношению к зрителям казус.



Режиссер картины – китаец Уэйн Уан – личность для западного зрителя достаточно известная. Еще в 1990-е он снял в Америке несколько полуартхаусных проектов (Smoke, Anywhere But Here, Chinese Box), которые даже в эпоху повального увлечения Востоком смотрелись жидковато и слегка претенциозно. В “Снежном Цветке” Уан снова пытается показать жизнь современного китайского мегаполиса, но выглядит это вессьма фальшиво даже с берегов Волги. Человек почти 40 лет живет в Штатах, поэтому его попытки ностальгировать по Шанхаю 90-х не вызывают ничего, кроме фейспалма.

Редкий случай, когда критики с RottenTomatoes cо мной полностью согласны, рейтинг у фильма приблизительно 19%, что для любой картины очень и очень плохо. Несмотря на это, посмотреть ее все же стоит. Хью, красивые героини, знаменитая восточная чувственность. Опять же — практика «лаотон». Короче говоря< уж лучше «Снежный Цветок», чем «Жила-бала одна китайская баба».



три орешка для дьявола

Некоторые любят говорить о том, что у России женская душа. Идея, в принципе, прикольная, если не вспоминать о том, что в быту она почти всегда предшествует разговорам о политике. Мне же эта тема обычно нравится только в одном ключе – в попытке определить какой у России должен быть хоррор: женский, мужской, андрогинный или наоборот лишенный половых признаков.

Поясню про что разговор. Вспомните самых известных чудовищ европейского хоррора. Вампиры, оборотни, серийные убийцы, бешеные реднеки-людоеды. Мальчики, мальчики и снова мальчики. Те, кто придут выебут, погубят твою бессмертную душу, а потом, возможно, еще и съедят. На кого ориентированы подобные ужасы? На женщин, разумеется? Или, быть может, на мужчин, опасающихся потерять свое сокровище? Вряд ли. Мужчины на Западе пытались создать для себя хоррор-парадигму: “ведьмы, страшные злые ведьмы”, но из этой парадигмы ничего толкового не получилось. Почему? Потому что хоррор-парадигмы на Западе контролировал… ну, понятно кто.

Сравните подобный расклад на Востоке. Мертвая женщина – раз. Мертвая женщина – два. Мертвая женщина – три. Между прочим, Годзилла тоже телочка. Не знали об этом? Теперь будете знать.

Россия – винегрет из Востока и Запада, поэтому обе традиции встречаются здесь одинаково часто. Вспомните Панночку из “Вия”, Солоху из “Ночи перед Рождеством”, мачеху-оборотня из “Страшной мести”. Скажете, слишком много Гоголя? Да, но ведь другого хоррора у нас и не было. Ну, была еще, помнится, “Черная Курица” (“курица” – “она моя” – женский род), но история Одоевского выглядит настолько психоделической, что меня с неё по сей день кроет больше, чем с ганжубаса.

“Цветок дьявола” – первый отечественный хоррор ДЛЯ ДЕВОЧЕК. Нет, серьезно. Вспомните все предыдущие российские хорроры. “Ведьма” была снята по мотивам Гоголя и рассказывала про… ведьму. “Мертвые дочери” – про мертвых… дочерей. Для кого снимали “ССД” и “Фобос” мне до сих пор непонятно. А вот “Цветок дьявола”, пусть местами неказистый, но зато прямо в самое трендовое яблочко.

Зло – это такой холеный черный всадник с лицом Майкла Вайсса из сериала “Притворщик” (но не Майкл Вайсс). Всадник, который придёт, погубит твою бессмертную душу, вые… и дальше по списку. По набору жанровых клише – нормальный готический хоррор времен Рикардо Фреда и раннего Марио Бавы. Если закрыть глаза и открыть уши – “Сумерки 5”, снятые на “Баррандове” или студии “Дефа”.

ХОЗЯЙКА УГОЛОВНИЦ: СНЫ ЦВЕТУЩИХ НОЧЕЙ \ DELINQUENT GIRL BOSS: BLOOSOMING NIGHTS DREAM (1970)


режиссер Кадзухико Ямагути

в ролях Рэйко Осида, Юкиэ Кагава, Тацуо Умемия


После фантастического успеха первых фильмов студии «Nikkatsu» о «Бродячей кошке» их конкуренты из «Toei» серьезно задумались о будущем жанрового кино. Будущее студии представлялось им довольно мрачным. Новый зритель хотел видеть на экране новых героев и новые проблемы, но продюсеры не были готовы к переменам. Особенно сильно волновал их гендерный вопрос. За последнее десятилетие «Toei» сделала себе имя на настоящем «мужском» кино, поэтому необходимость создания фильмов про девушек с кулаками казалась старым боссам весьма и весьма сомнительной.

На волне этих сомнений «Сны цветущих ночей» должны были стать первой ласточкой. Чтобы не портить этой ласточкой репутацию именитых студийных режиссеров, снимать ее поручили дебютанту Кадзухико Ямагути. Дебютант с заданием справился блестяще, но тем взвалил на себя тяжелую и совершенно безрадостную ношу: все последующее десятилетие Ямагути снимал для своей студии фильмы о «женщинах с кулаками». Стоит отметить, что на фоне своих современников режиссер оставался, можно сказать, человеком высокоморальным. По крайней мере, его самых известных звезд Эцуко Сиоми и Рэйко Осиду никогда в кадре не насиловали. Их даже не показывали topless, что для жанра «пинку-эйга» вообще кажется нонсенсом.

ДАЛЕЕ http://shinema.ru/films/rus/kh/26921/

ПРОКЛЯТЬЕ ЗОЛОТОГО ЦВЕТКА \ CURSE OF GOLDEN FLOWER (2006) ***\****

Придет октябрь
И распустятся сотни цветов
Их аромат заполнит столицу и достигнет небес
И тогда улицы Чанъана словно заполнятся золотыми доспехами


Это стихоторение рассказывает о главном осеннем празднике китайской традиции – Девятом Дне Девятого Месяца (30 октября), когда все города покрываются хризантемами, старые традиционалисты пьют хризантемовый чай и говорят о том, что именно в этот день человек должен попытаться по максимуму очистить собственную душу, чтобы не допустить великое зло в этот мир.

В то время, когда взрослые сражаются с собственной темной половиной, их дети грызут рисовые шарики-гао, из которых обычно торчат маленькие разноцветные флажки, и читают своим учителям стихи про хризантемы. Наверное, стихотворение про золотые доспехи тоже оказывается среди этих стихов, ведь его автором считается вожак легендерного крестьянского восстания Хуан Чао. Человек, история которого заставляет совершенно по иному взглянуть на праздник хризантем и на золотые доспехи.

В 878 году армия Хуан Чао захватила Чанъань и потопила город в крови. Хуан Чао стал новым самопровозглашенным императором, власть которого при этом оказалась совсем недолгой. Спустя всего несколько лет после собственной победы Хуан Чао пришлось покончить с собой, но только побежденную им империю Тан это уже все равно не спасло. На долгие десятилетия после смерти Хуан Чао Поднебесная погрузится в эпоху гражданских войн, которые навсегда изменят облик великой империи.

Образ кровавого праздника, этакого восточного Хэллоуина, когда люди вместо того, чтобы скрыть свои лица за масками, наоборот их скидывают, волновал Чжана Имоу на протяжении нескольких лет. После успешной премьеры “Героя” он сразу же приступил к написанию этого сценария, который должен был стать его следующей большой работой. Но следующей работой стал “Дом летающих книжалов”, что, в результате, сделало историю при хризантемы не второй, а уже третьей частью полноценной “имперской” трилогии.

В основу сценария легла классическая пьеса “китайского Шекспира” Цао Ю (1910\96) “Буря”, написанная им для реформистского театра-хуадзу еще в 1934 году. Действие пьесы происходило в Шанхае 20-ых годов, но Чжан Имоу сразу же перенес ее в Чанъань и на 1000 лет в прошлое. Название у картины тоже несколько раз менялось, но уже по требованию продюсеров. Из “Осеннего фестиваля” и “Города золотых доспехов” фильм был превращен в “Проклятье золотого цветка”, смысл которого до меня по сей день утерян.Collapse )