Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

FEAR & LOATHING IN USA: агностик Роберт Антон Уилсон


В каждом из ста поколений со времен Будды рождается несколько Агентов Разума, которые проводят свою короткую жизнь, обособившись от человеческого улья и сосредоточенно изучая октавы.
Уилсон – один из них.
(ТИМОТИ ЛИРИ)


Роберт Антон Уилсон – футуролог, либертарий и анархист, дискорданец и агностик.

Роберт Антон Уилсон появился в истории контр-культуры в 1975 году с легендарной трилогией “Иллюминаты”. Это произведение очень быстро назвали “волшебной сказкой для параноиков”, а также “лучшим фантастическим романом со времен “Дюны”. Уилсон и его соавтор Роберт Ши соединили под одной обложкой все “теории заговоров”, которые породил XX век и опрокинули их на неподготовленного читателя. Летающие тарелки и масонский заговор, озеро Лох-Несс и убийство Кеннеди.

В отличии от создателя “Икс-файлов” Криса Картера Уилсон не искал дешевой популярности, построенной на спекуляциях. Он ставил перед собой совершенно иную цель. Попытаться с помощью всего лишь одной книги вышибить читателя из привычного ему “туннеля реальности”, показать всю глубину и непредсказуемость окружающего его мира.

В своем следующем значительном произведении “Космический триггер” Уилсон показал истинные цели своей работы. Он впервые представил массовому западному читателю идеи дискордианцев, иллюминатов, суфиев, Алистера Кроули и Тимоти Лири.

“Космический триггер” — это одновременно и эпическое произведение. Эпос — это история исследования, путешествия, рискованного поиска смысла. “Космический триггер” — это одиссея, повествующая о персональных поисках автора, в которых он исследует лабиринты собственного мозга.
Он экспериментирует с магией, ритуалами, экстрасенсорным восприятием, изоляцией. Он постоянно советуется со своими самыми драгоценными спутниками — очаровательной рыжеволосой женой Арлен и яркими одаренными детьми.
Уилсон понимает (как и все алхимики), что при создании произведения он должен эволюционировать. Он знает, что девиз: solve et coagule (Растворяй и сгущай) означает личное растворение в исследуемом материале, — он должен изменять свою собственную температуру и давление, тестировать нормальность собственной психики в тигле перемен.
Он бросает роскошную и интересную работу и отходит от общества. Он становится лихим героем — свободным интеллектуалом.
Он отворачивается от профессионального жалованья и государственных субсидий и живет только за счет своего ума и мудрости. Читая эту книгу, мы ощущаем его мучительную блейковскую бедность, его взлеты и падения.


У Уилсона есть одно сильное отличие от таких гуру 60-70-ых как Лири и Кастанеда. Он – агностик.

Все мыслящие читатели должны понимать (но, к удивлению, понимают не многие), что в этой книге я говорю с позиции агностицизма. Слово “агностик” открыто фигурирует в Прологе, но многие люди по-прежнему считают, что я “верю” в некоторые метафоры и модели, которые здесь использованы. Поэтому хочу заявить еще отчетливей, чем прежде, что Я НИ ВО ЧТО НЕ ВЕРЮ
По моему личному мнению, вера — это смерть разума. Как только человек начинает верить в доктрину того или иного рода и перестает сомневаться, он прекращает размышлять об этом аспекте бытия. Невозможно получить обьективные знания. Как любил говорить на эту тему Алан Уоттс: “Меню — это не еда”.

ПЕРЕЛИСТЫВАЯ ЛАЭРТСКОГО (1)

Это уже давно не новость, что фильм Оливера Стоуна “Александр” вызвал неадекватную реакцию у огромного числа людей, непосвященных в подробности личной жизни древних эллинов.
Признаться честно, даже мне история кучки гомосеков, завоевавших мир, показалась кошмарным бредом – а ведь между прочим Зилич человек до ужаса терпеливый.

Вспоминается история, которая была с одним моим хорошим другом, который на полдороге бросил учебу на истфаке и перевелся на факультет философии. Однажды он пришел на семинар, где должны были утверждаться темы курсовых работ, и очутился за партой с юной и обаятельно невинной первокурсницей.
Она поведала ему, что хочет писать работу на тему “Любовь в Древней Греции”. Долго грузила парня про античную поэзию, танцующих наяд и Венеру Милосскую. В конце концов ему это приспичило, и он парой лаконичных фраз разбил ее красочное представление об античности на мелкие осколки.
“С точки зрения древнего грека любовь возможна только между людьми.
Женщина – не человек.
Делай из этого соответствующие выводы.”

На этих выходных я начал готовить лекции по античной философии и сразу же окунулся в эти “соответствующие выводы” прямо с головой.
Давненько я этого не читал…

Здесь несколько фактов, которые в мои лекции не войдут.
Если кому интересно – зацените.
Скучно не будет.
Collapse )

(no subject)

Медленно возвращаюсь к реальности.

Четвертый день ищу смысл жизни.
Второй - дистрибут для WinXP.

Интересно, что получится найти быстрее?