Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Месть — это блюдо, которое подают холодным. Но с перцем

(с) http://www.kinopoisk.ru/blogs/express/post/4026/

Сто лет не писал про индийское кино, а это, похоже, последнее, что приносит чистый незамутненный восторг. Разумеется, если вы еще способны его испытывать.

Новый толливудский фильм Yevadu значится в нашей базе как Доброволец, но в Сети фигурирует под переводом Кто ты. Я уже давно перестал искать правду в отношении индийских названий, поэтому стараюсь запоминать оригинальные. Советую это и вам.



Преступный босс положил глаз на невесту главного героя, поэтому влюбленные, раскидав толпу бандитов и навешав всем люлей, решают бежать из родного города на ночном автобусе “Визаг — Хайдерабад”. Но бандиты тормозят автобус, девушке перерезают горло, а парня очень долго и радостно шинкуют (25 или 27 ножевых ранений), потом обливают автобус бензином, поджигают и уходят.

Эй-эй, полегче, — говорит потрясенный зритель, — убитых играли очень известные актёры Аллу Арджун и Каджал Аггарвал. Убить Брэда Питта и Анджелину Джоли на пятнадцатой минуте — это слишком смело. Что же будет дальше?

Утром к сгоревшему автобусу приезжают полицейские. Среди головешек они находят главного героя, который весь закопченный и облезлый аки Харви Дент, но сердце все еще бьется. Его откачивают, спасают, пересаживают ему новое лицо. Спустя несколько месяцев герой приходит в сознание, смотрит в зеркало, а там — Рам Чаран Теджа.

Еще одна большая толливудская звезда, а также двоюродный брат сожженного в начале фильма Аллу Арджуна.







Герой в тот же день сбегает из больницы и начинает готовить план суровой мести. Составляет список из четырех врагов, которых надо убить с особой жестокостью, после чего методично и чертовски изобретательно начинает идти по этому списку.

Методично и чертовски изобретательно. Например, вводит Collapse )

ЦОК-ЦОК \ TEKETEKE (2009) **/****



режиссер Кодзи Сираиси
в ролях Маи Нисида, Юко Осима, Мами Ямасаки


Легенду про «Цок-Цок» знает каждый житель Хоккайдо.

Шестьдесят лет назад американский солдат изнасиловал местную девушку, и она в отчаянии бросилась под поезд. Из-за сильных зимних морозов кровь самоубийцы превратилась в лед, а ее живой труп, голодный, холодный и безжалостный, до сих пор бродит по ночным улицам и нападает на случайных прохожих.

Узнать о приближении призрака очень просто. Слышишь «цок-цок-цок» за спиной — беги со всех ног и не оборачивайся. Помни, если ваши взгляды встретятся — тебе конец. Пощады не жди, на полицию не надейся. Даже если чудом избежишь смерти, через два дня призрак вернется и уже точно разрубит тебя пополам. «Цок-Цок» никогда не ошибается.

Почему «пополам» и почему «Цок-Цок»?

Потому что у призрака нет ног. Шестьдесят лет назад несчастную разрубило поездом пополам, и с тех пор она бегает на руках. Стремительный «цок-цок-цок-цок» — это стук ее длинных ногтей по асфальту. Услышишь — ни с чем не спутаешь.

«Джей-хоррор» постепенно выходит из моды, и продюсеры готовы на любые хитрости, чтобы увеличить кассовые сборы. Самый популярный продюсерский фокус текущего сезона — «дуплетные хорроры». Вместо одной двухчасовой картины студии теперь запускают сразу две, каждая — продолжительностью по 65-70 минут. И это не «Параграф-78» и не «Обитаемый остров». Никто из японцев, слава богам, не додумался делить готовые ленты на две неполноценные половинки. Каждый из проектов «дуплета» — самостоятельная история с новыми актерами и свежей кровью. Из неизбежных повторов — только главное зло, но для любого фильма ужасов это скорее плюс, чем минус.

ДАЛЕЕ http://shinema.ru/films/rus/c/29934/

кайдан о больном сердце

Десять часов утра. “Маршрутка”. Сижу рядом с водителем. Из конца салона время от времени доносятся тяжелые всхлипы и вздохи. Их источник – быковатый чувак моего возраста. В дутой куртке и с красной физиономией.

Минут через десять поездки у чувака звонит мобильный.
- Что?.. Нет, домой еду… Нет, не бухой… Сердце у меня болит, ага-ага… Не бухой, я тебе говорю… сердце болит… вот теперь с работы домой еду… да не бухой не я!… где-где – домой сейчас еду…

Еще минут через пять в “маршрутку” садятся двое. Девушка в шубке и азиат в куртке с меховым воротником. Вместе они или нет – непонятно. Кем является второй пассажир - узбеком, корейцем или вьетнамцем – тоже не ясно. На самом деле мне до обоих этих вопросов глубоко похуй, но парня в “дутике” они явно волнуют. Он смачно прочищает горло и задает свой животрепещущий вопрос.
- Это из какого меха?
Азиат явно из бывалых. Ему уже приходилось слышать такие вопросы и получать после них в ебало.
- У своей жены спросишь.
- Из какого меха, говорю.
- У своей жены спросишь. Понял, да?
- Ты чо? Я тебя про мех спросил
- Не шуми. Сиди-молчи, да?
- Кто молчи? Я молчи?! Да ты ахуел!
- Не шуми, да. Сидишь – сиди.
- Я тебя урода как человека спросил, а ты базаришь как…

Чувак в дутике начинает обычный уличный развод. Он уже почти кричит и толкает свой спич уже только по фене. В разговор встревает вошедшая девушка. Я так и не врубаюсь – она с азиатом, искомый мех был у нее или у азиата – но ситуация становится только хуже. Понятно, что ни один из трех участников терки не собирается затыкаться. Минуты через две подобных дебатов чувак в дутике предлагает остановить “маршрутку” и выйти поговорить.

На пятом или шестом предложении “выйти и поговорить” он все же получает в свое ебало. “Маршрутка” мгновенно превращается в поле боя. Мужчины начинают растаскивать поединщиков, а женщины – истошно кричать. Водила тормозит свой дилижанс посреди дороги и приказывает бойцам валить нахуй. После пары заключительных реплик азиат и девушка выходят на дорогу, а мы продолжаем свой путь.

Дальше начинается финал пьесы “Горе от ума” в ее современной интерпретации. “Победитель” сидит на своем заднем сиденье и вытирает с лица кровь. Попутно он пытается донести до остальных пассажиров жизненно важную мысль. “Грязный чурка избивает русского человека на виду целой толпы и никто даже не пытается за него вступиться” Спич продолжается. “Я когда в Чечне воевал, то таким чуркам головы отрезал и уши десятками. Целыми мешками носил. А теперь они ходят по улицам и ебут наших баб. Прямо на глазах у вас”. Еще минуты через две. “Не запиздили сейчас чурку – сами потом пожалеете. Будете у него хуй сосать и меня при этом вспоминать. Вспоминать о том, что обидели русского человека, у которого сердце болело за всю Россию”. Занавес.

на лобовом стекле усталые глаза \ устал в пути дальнобойщик (с)

После субботнего банкета стою на углу и ловлю машину. Через пару минут замечаю, что с протянутой к проезжей части руки на снег обильно капает кровь. Выглядит это словно постер к новому "Попутчику". Грубовато, но эффектно. Словно замечая это, машины пытаются объезжать меня уже за квартал.

Кровь идет из-за разбитой два часа назад бытылки, осколки от которой до сих пор остались на внешней стороне мизинца. Рука вдобавок не обвязана, поэтому постоянно и обильно кровоточит без всякого предупреждения. Одеваю на нее перчатку, и уже через пару минут оказываюсь в машине.

В машине играет "шансон". Убийственная песня про то, как отряд гопников ограбил автобус с туристами, но потом был зверски изничтожен их водителем-бывшим зеком. За две строки до конца песни зек размазал гопников автобусом по хайвею, но сам получил пулю в легкие и помер. А вороны все это видели.

Долго и истошно кашляю.
- Командир, у тебя можно курить.
- Можно.
Снимаю перчатку. Противно и надсадно сиплю. Потом десять минут глотками курю "муратти". Вскоре после второй сигареты машина останавливается возле моего дома. Выбираюсь на дорогу и достаю из пальто бутылку вискаря. Делаю два глотка, наблюдая за тем, как машина рвется с места и скрывается за углом.

В бутылке вместо вискаря разведенный со спиртом кальвадос, но это уже неважно. Утром водила найдет у себя в кармане запачканную высохшей кровью сотенную купюру. Потом обнаружит, что сиденье пассажира пропитано кровью. Наверняка он сделает из этого какие-нибудь выводы, и я добавлю свои десять копеек к местному городскому фольклору.

Правило богемного революционера номер двенадцать - если ты не в состоянии создать из собственной жизни нормальную историю, то дай сделать это другим.

Сезон охоты

В субботу на местном пиратском рынке был аврал. Аврал масштаба, который я не видал там уже лет пять-шесть. Начиная с девяти утра так называемый “книжный рынок” успели посетить все правозащитные организации.

Лотошников, торговавших пиратской видеопродукцией, забирали целыми автобусами. После отхода такого автобуса рынок оживал, но на нем неожиданно появлялись новые правозащитники из совершенно другой организации и набирали новый автобус. К двум часам дня, когда до рынка дополз я сам, он представлял из себя довольно убогое и тоскливое зрелище.

Все происходящее было вызвано исключительно тем фактом, что Россия наконец вступила в ВТО, и союзники теперь требуют от нее реального пиратского мяса. Мясо у них теперь вроде бы уже есть, но теперь сразу же возникает встречный вопрос. Долго ли будут продолжаться чистки? Самара, в конце концов, и без подобных акций находится на краю информацинной Ойкумены, а без пиратов здесь будет совсем не весело.

ПУТЕШЕСТ.ИЗ.ШАМ.В.МОСК.V3 (МЕТРОЛЕНД)

В нашем городе метро находится в основном в рабоче-заводских кварталах, а Зилич (слава те господи!) живет почти в самом центре. Именно поэтому будничная жизнь Зилича и метрополитена пересекается не чаще двух раз в год. Не больно то и хотелось!

Другое дело – Москва.
Здесь не менее ста минут в день проходят под землей.
При искусственном свете, ненастоящем воздухе и странных людях.

Вообще нет более подходящего места для коллективного зомбирования, чем метро.
Пока ты пять минут ползешь по неспешному эскалатору где-нибудь на Пресне на твои уши обваливаются целые тонны шизофренической лапши, которая будет тебя грузить и преследовать весь оставшийся день.
Грузить и преследовать. Грузить и преследовать.

ЖИТЕЛИМОСКВЫИГОСТИСТОЛИЦЫ! БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ К ПОСТОРОННИМ ПРЕДМЕТАМ, КОТОРЫЕ ЛЕЖАТ В МЕТРО. СРОЧНО ДОЛОЖИТЕ О НИХ СОТРУДНИКАМ МЕТРОПОЛИТЕНА, ВЕДЬ ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ…!
ЖИТЕЛИМОСКВЫИГОСТИСТОЛИЦЫ! ЕСЛИ ВЫ ВИДИТЕ ЛЮДЕЙ, РАСКЛЕИВАЮЩИХ В МЕТРО ПЛАКАТЫ И ОБЬЯВЛЕНИЯ, СРОЧНО ДОЛОЖИТЕ ОБ ЭТОМ СОТРУДНИКАМ МЕТРОПОЛИТЕНА, ВЕДЬ ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ…
ЖИТЕЛИМОСКВЫИГОСТИСТОЛИЦЫ! ЕСЛИ ВЫ ВИДИТЕ ЛЮДЕЙ С ПАЧКАЮЩЕЙ ОДЕЖДОЙ ИЛИ ПРОСЯЩИХ МИЛОСТЫНЮ, СРОЧНО…
ЖИТЕЛИМОСКВЫИГОСТИСТОЛИЦЫ! БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ ПРИ ВЫХОДЕ НА УЛИЦУ. МАШИНЕ ДЛЯ ТОРМОЖЕНИЯ НУЖНО БОЛЕЕ 30 МЕТРОВ – ПОЖАЛЕЙТЕ СЕБЯ И СВОИХ БЛИЗКИХ!
ЖИТЕЛИМОСКВЫИГОСТИСТОЛИЦЫ! НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ТЕЛЕФОН ПОЖАРНОЙ СЛУЖБЫ, ВЕДЬ ВПОЛНЕ МОЖЕТ БЫТЬб ЧТО СЕГОДНЯ, ВЫЙДЯ ИЗ ДОМА, ВЫ ЗАБЫЛИ ВЫКЛЮЧИТЬ УТЮГ ИЛИ ЭЛЕКТРОПЛИТУ!
ЖИТЕЛИМОСКВЫИГОСТИСТОЛИЦЫ! ВЫ ИСПЫТЫВАЕТЕ СТРЕСС ИИЛИ НЕРВНОЕ РАССТОЙСТВО? ВАМ КАЖЕТСЯ, ЧТО ЖИЗНЬ ПОТЕРЯЛА СМЫСЛ И ВЫ НЕ ПОЛУЧАЕТЕ УДОВОЛЬСТВИЯ ОТ ЖИЗНИ? НАШИ ВЕДУЩИЕ ПСИХОЛОГИ ВСЕГДА ГОТОВЫ ОКАЗАТЬ ВАМ ПОМОЩЬ!
ЖИТЕЛИМОСКВЫИГОСТИСТОЛИЦЫ! СЕГОДНЯ В НАШЕМ ГОРОДЕ ПРОХОДИТ РАДОСТНОЕ СОБЫТИЕ. В НАШ ГОРОД НА НАУЧНУЮ КОНФЕРЕНЦИЮ СЬЕЗЖАЮТСЯ СО ВСЕЙ СТРАНЫ СОТРУДНИКИ НАЛОГОВОЙ ПОЛИЦИИ.

Человек с почти нулевыми способностями к гипнозу все равно способен загипнотизировать хотя бы одного человека из ста… то бишь ЦЕЛЫЙ ОДИН ПРОЦЕНТ.
Допустим, что московским метро пользуется около восьми миллионов человек. Это значит, что если весь этот вышеизложенный бред делается случайно и бездарными людьми, то все равно 80 000 загипнотизированных психов ходят по улицам города.

А весь этот вышеизложенный бред делается далеко не дураками…

29 ДЕКАБРЯ

Каждый хочет под Новый Год свой тазик с оливье. Чтобы было чем закусить. Чтобы было, где приложить свою буйну головушку
Каждый хочет под Новый Год свой кусок ветчины. Чтоб побольше и под водочку.
Каждый…. Поэтому в предновогоднюю неделю каждый дрочит каждого.
Таков суровый закон общественного мироустройства.

Сегодня мне нужно побывать в пяти местах.
Попытаться сдать отчеты, получить кровные копейки и не схлопотать при этом по рогам.
Сегодня мой день пройдет в маршрутках с редкими проблесами пенсионеров и на ногах, в которых, как известно, нет правды,

9:15. Автобус N24.
Старушка в зеленом пальтишке неожиданно издает трагическое “Ой!”
- Катайтесь-катайтесь, старые! Недолго вам осталось… Всего два дня еще кататься!
Неожиданно на ее кошачьи вопли отвечает товарка из другого конца автобуса.
- 40 лет я проработала и что теперь мне ждать от этого!
Зилич представляет фразу в ритме матерого шансона и с дикой ухмылкой выскакивает на остановке.

9:51. Маршрутка N25.
По полу пустой “газели” ползет бутылка из под зеленого “жигуля”.
На каждом повороте она совершает очередной хадж по грязной немытой жести и тыкается своим носом в сапоги очередного пассажира. Эти мерные стуки бьют по нервам как зубовный скрежет, но никто не собирается двигаться.
Все спешат. Все ждут.
Зилич выскакивает на своей остановке и лихим пинком выбивает ее на улицу.
Созерцающие это люди на остановке смотрят на меня как на головореза-отморозка. Никому из них не приходит в голову сказать Феликсу “Спасибо!”

11:15. Трамвай N20.
Цепляюсь за перила, прячу мятый билет в перчатку и тихо слушаю диалог двух юных клушек.
- Эх, надо было на книжный рынок сьездить!
- Да, надо было!
- Эх, не сьездили!
- Да, обидно.
- Книги – это хорошо.
- Точно, нужно купить одну.
- Какую купим?
- Давай “Войну и мир”.
Зилича пробивает на смех.
От сокращений диафрагмы засунутый за пояс диск с “джамироки” отклеивается и ухает в штанину. Медленно холодной плиточкой сползает по джинсам и ударяется о голенище “берца”.
Я кривлюсь от глупости своего положения.

19:10.
- Зилич, так все же устраиваем НГ у тебя дома?
- А что мне с этого будет?
- 15 малолетних анимешниц со своей едой и выпивкой.
- Хмм… Типа круто… А в чем подьебка?
- Ни в чем. Просто 15 анимешниц.
- Хмм… Вчера их было только восемь. Растут, блин, как на дрожжах.

20:05
- Ты где?
- Иду по Куйбышева.
- А я возле Площади. Кстати, можно пересечься.
- Легко.

20:20. Площадь Революции.
Хмурый Ильич выглядывает из-за праздничной елки.
Возле елки семейные пары и просто алконавты.
С шампанским, петардами и фотоаппаратами.
- Можно пройтись пару кварталов.
- Можно и побольше.

20:38. Площадь Куйбышева.
- Черт! Видишь лестницу в окне?
- Где?
- Вон в том облезлом здании.
- Вижу. И что?
- Я видела ее во сне.
- Мда?
- Один и тот же сон преследует меня с детских лет. Про то, как я убегаю от какого-то преследователя. Я бегу изо всех сил, а он не спешит… Играется как с мышью… С годами меняются места, но этот человек и сама ситуация остаются прежними.
- А были ли какие-нибудь похожие ситуации в реальном прошлом?
- Вот именно, что не было.
- Хмм…
- Есть еще второй сон. Про больницу.
- А там были каталки?
- Что?
- Каталки или инвалидные кресла?
- Не помню… Может и были.

20:55. Самарская площадь.
- Насколько я понимаю – в Старом Году мы уже не свидимся.
- Похоже на то.
- Тогда… С Новым Годом!
- Ага… С Новым Годом!

ПОПСОВЫЙ РАСЕМОН

Вчера утром ближе к обеду ко мне в кабинет зашел младший брат.
Он был хмурым и с похмелья, хотя было видно, что беспокоит его сейчас совсем не это.
- Слышь, а когда я вчера домой вернулся?
Пожимаю плечами.
- Не знаю. У меня были гости и пиво… Я не заметил.
- Понятно… Очень жаль…
- А что приключилось?
- Не знаю… Совершенно не помню, что вчера было вечером после того, как мы распрощались.
- Кто “мы”?
- Я, Джон и Фэньшуй.
Зилич последнее время такие истории обирает, поэтому тут же взялся за ненавязчивый допрос.
- Посидели на площади, потом портвейна выпили, затем прогулялись по Фрунзе. Фэньшуй встретил своего кореша и отстал от нас, а после этого Джон посадил меня на трамвай и дальше я не помню.
- Понятно… Ничего особого…
- Вроде ничего особого…

Через полчаса в доме появился Фэньшуй.
Круглыми глазами оглядел Сеула с ног до головы.
- Ты нахуя вчера окно выбил?
- Что? Какое окно?
- Мы шли по Ново-Садовой, ты допил портвейн, жахнул бутылку об асфальт и выебал кулаком окно, мимо которого проходил.
- Да ты гонишь! Какая еще Ново-Садовая?!
Сеул осматривает со всех сторон ладонь. Никаких следов.
- Не может этого быть… А потом?
- Мы с Иваном офигели от этого, и поэтому все втроем разбежались в разные стороны… Больше я тебя не видел.
- Неее… Все было не так.
- А как?
- Мы шли втроем. Потом ты встретил своего кореша и отстал от нас. Последний раз, когдя я обернулся, я видел, что ты положил ему руку на плечо и чем-то его грузил… Росту в нем было сантиметров на сорок меньше чем в тебе – ужасно смешное зрелище было, если смотреть со стороны!
- Какого еще кореша? Первый раз слышу!
- Это было в районе Креста на Галактионовской.
- А что мы там делали?

Присутствующий при этом Зилич начинает ржать.
- Звоните Джону!
Они звонят, но тот еще спит. Полчаса ждут, обсуждая бредовость произошедшего, а потом решают еще раз перезвонить и разбудить.
Я слушаю этот разговор со стороны. Мне плохо от смеха.
- Мы были в Пушке?.. Серьезно? А зачем?… А ты вообще уверен? Что? Пили с бомжом? Это где?… В сгоревшем доме? На пепелище?… Интереееесно… А Фэньшуй, кого встретил, не знаешь? Ага… А я ничего плохого не делал? Ну там может… сломал что-то?… Как?! Ты первый вчера ушел? Да ни фига се!!!!

Без комментариев…

НЕНАВИСТь – ЭТО ПЛОХО (2)

Моя милиция меня бережет (с).
Козырная фраза, воплощения которой в жизнь мне ни разу не удавалось узреть.
Нет, серьезно! Были ли в вашей жизни моменты, за которые вы готовы сказать сотрудникам органов спасибо?
Я – пас! У меня таких моментов не было, что в принципе не может не радовать.

Я, канешна, прекрасно понимаю, что мое мнение субьективно, а все мои знакомые, которые служат в милиции, ну просто святые люди. Даже родной брат – тот тоже собирается после вуза работать в органах. Вот только ситуации это совершенно не меняет. Достаточно вспомнить две самых свежих истории про родную милицию, чтобы слегка ахуеть.

История номер раз.
Еду я в воскресенье по проспекту Кирова на “маршрутке” и становлюсь свидетелем дикой сцены. Бравый гаишник стоит посреди дороги и тормозит 70 процентов всех машин, заставляя их отъезжать в сторону и платить бабло. Возле тротуара уже скопилось целое стадо газелей, автобусов и иномарок. На дороге пробка, движение уже просто стоит.
Спрашивается, что случилось?
Оказалось, что эти монстры киберпанка поставили на дороге камеру и теперь динамят всех, кто нарушает разделительную линию, которой там никогда не было, нет и не будет. Этой улице уже лет 60, но на ней никогда не было светофора или разделительной. Теперь я знаю почему. Потому что чукча кушать хочет. (с)

История норме два.
Один мой знакомый возвращался вечером домой на своей “девятке”, и в него вьехал какой-то 17-летний пьяный придурок. Они вызвали гаишиников, стояли посреди дороги и одухотворенно втроем педалились.
Мимо ехали менты (ключевое слово – “мимо”). Переехали всех троих. Гаишник уже склеил лыжи, малолеток лежит в хиругии, а мой знакомый на днях вышел из комы. Врачи говорят - жить будет.
Я прекрасно понимаю, что на месте проезжих ментов мог быть кто угодно, да только их появление в этой истории почему-то никого не удивляет.

Небо – голубое. Трава – зеленая. Ну а родная милиция… ладно, сменим тему.

О ВЕЧНОМ

“Римляне не знали, что вокруг них происходят глобальные вещи… Запрет на продажу холодного оружия был утвержден не случайно”.
Ага. Быть может. Не буду спорить

На неделе узнал о двух правительственных запретах.
Первое. Запрет рекламировать по центральным каналам пиво.
Второй. Запрет гонять в “маршрутках” радио-шансон.
Все это для защиты морального облика русского человека.

Звучит очень мило.

- Будешь играть в нашем проекте вампира?
- Я еще не решил. Морально, можно сказать, не созрел.
- Тогда “зри”… в смылсе, “зрей”… то бишь “созревай”.