Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

вторник

КИЛЛЕР ИЗ ПЛЕМЕНИ ЧЕРОКИ И С ЛИЦОМ МЭРИЛИНА МЭНСОНА


А также инцест, медведи, реднеки и прочая “южная готика”. Всего за 200 000 баксов. Читать дальше.


МЭТТ ШОРР. “ИИСУС ХРИСТОС — ИСТРЕБИТЕЛЬ ДЕМОНОВ”. НАЧАЛО.


Сошествие Иисуса Христа в ад — один из главных догматов христианской веры. Жаль, про этот новый комикс от Asylum Press этого точно не скажешь. Читать дальше.

Страшная воля богов

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/express/post/4365/


На эти выходные в российский прокат выходит новый фильм Такаси Миикэ Страшная воля богов. Событие для нашей страны беспрецедентное. Новый и при этом крайне востребованный фильм из Японии можно посмотреть на большом экране и при этом гораздо раньше, чем он появится на каких-либо носителях. Фантастика. Все — в кино!



Кто такой Такаси Миикэ — повторять не стану. Если вы не в курсе, то непонятно, где вы были последние 15 лет. Лучше напомню картины, мимо которых пройти было совсем сложно.

Киллер Ичи, Кладбище чести, Кинопробы, Один пропущенный звонок, Счастье семьи Катакури, Живым или мертвым, Сукияки Вестерн Джанго, Вороны: начало. Вороны: начало 2, 13 убийц, Урок зла.

На этот раз — фильм ужасов. Или комедия. Или сказка для детей.



Парень приходит в школу, а там весь кабинет в крови, а на полу безголовые трупы одноклассников. На учительском столе — большая и говорящая игрушка-дарума, которая заставляет всех, кто еще жив играть с ней в “море волнуется раз, море волнуется два”. Если игрушка тебя застукает — птыыыыщ!

Кровь и кишки по стенам, вот и нету карапуза.

Что происходит, кто виноват, что делать — непонятно. Боги спустились на землю, приняли облик детских игрушек и теперь изощренно убивают школьников. Принять подобный сюжет — сложно Collapse )

Кен Бруен "Священник" **/*****


После событий предыдущей книги Джек Тейлор выходит из психушки. Он больше не пьет, не курит, не потребляет веществ и кокса. Книг тоже не читает, только Паскаля. Трезвый, тихий и совершенно адекватный старик 50 с небольшим лет. Друзей совсем не осталось, зато бывшие коллеги стали относиться лучше. Еще у него появились своя квартирка, небольшой капитал и даже собственный (не поверите!) сайдкик. Целыми днями Тейлор бродит вокруг площади Эйра, пьёт диетическую (!) колу и вспоминает своих мертвецов. Несколько месяцев в комнате с мягкими стенами и на этом свете уже нет ни Джонни Кэша, ни Роберта Палмера, ни Уоррена Зевона. Слишком много мертвецов, слишком мало песен.

А еще в городе убили старого священника, имя которого было много лет связано со скандалом о педофилии. Священнику отрезали голову и сложили её в исповедальне. Теперь отец Малахай просит, чтобы Джек нашёл убийцу. Говорит, боится, что станет следующим. Грязные, оказывается, у Малахая не только легкие, но и совесть. Вдобавок к этому, Ридж преследует неизвестный сталкер, а Кэтти - вернулась в город и грозится расправой, если Джек на найдет её неприкаянного мужа.

В одной из сцен главный герой слушает “Knockin’ on Heaven’s Door” в исполнении умирающего от рака желудка Уоррена Зевона и говорит, что не слышал прежде, чтобы песня звучала настолько остро. И пятый роман Бруэна похож именно на этот трек - он медленный, неспешный, немного пафосный и грустный, но при этом совершенно белый и пустой. Нуар кончился, все злодеи вымерли, а герой двести с лишним страниц сидит на набережной и смотрит на лебедей, щурясь от яркого зимнего солнца. В этом нет ничего плохого, если бы детективная интрига была в книге на прежнем уровне. Но из трех расследований Тейлора одно оказывается потерянным между строк, второе – оборачивается пустышкой, а третье – решает себя само. Финальный твист – еще более рояльный, чем прежде – внезапно превращается в жирный клифхангер. WTF?

Евангелие от Джекки

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/hollywood/post/3801/


А вы знаете — сколько пенсионеров в современном Китае?
Сто семьдесят миллионов человек.

Это примерно как население России, Белоруссии и Казахстана.
И вот весной 2014 года в Китае станет на одного пенсионера больше.

7 апреля 2014 года исполнится 60 лет человеку по имени Чан Кон-сан.
Более известному человечеству как «Джекки Чан».

Когда прошлым летом по Фейсбуку пополз слух, что старик Чан Кон-сан внезапно помер, он самолично отписал у себя в блоге, что, мол, если вдруг внезапно окочурюсь, то первым расскажу об этом у себя на сайте. И, разумеется, все поверили, все согласились. Ведь Джекки — святой, Джекки — небожитель.

Джекки — это Джекки.



Джекки — это Джекки, поэтому от него и ждут, чего можно ждать от Джекки. Третьи Доспехи Бога, третьего Пьяного Мастера, третью (или уже шестую, если память не обманывает) Полицейскую историю.

Первый пункт в этом волшебном меню год назад уже вышел. И вышел примерно где-то на “троечку”. Дедушка Джекки уж слишком увлекся и забыл, в итоге, волшебное слово “тимворк”. Сам играл, бои ставил, режиссировал, сам анекдоты рассказывал и сам над ними смеялся. По этой причине на новую главу “Полицейской истории” надежды у фанатов было куда больше. У руля проекта поставили подающего надежды индибоя Дина Шэна (ему 43, но он все еще индибой), поэтому все ждали от картины чуда. И еще — почему то — сурового мочилова.

Результат многих шокировал. Некоторым фильм показался скучным, другим — убогим, третьим — идеологически вредным. Четвертые признались, скрипя зубами, что, на их скромный взгляд, это худшая работа Джекки за последние лет… сорок.



В чем же проблема? Лаконичнее всего на эту тему выразился главный российский эксперт по гонконгскому кино Борис Хохлов: Джекки Чан играет в фильме святого.

Герой Джекки — старый полицейский по имени Чжон Вэн. Бывший солдат, спецназовец и следователь. Чжон — безупречный служитель закона, но в его частной жизни все не так уж и идеально. Несколько лет назад жена Чжона умерла от тяжелой болезни, а он из-за текущего расследования не успел навестить ее в больнице. Из-за этого дочь Чжона резко перестала общаться с отцом, связалась с плохой компанией и совершенно исчезла из его жизни.

Фильм начинается с того, что герой Джекки приезжает в модный ночной клуб, хозяин которого — бойфренд его дочери. Отец с дочерью наконец встречаются, снова ссорятся, но тут внезапно выясняется, что их встреча — специально организованная подстава. За считанные минуты ночной клуб превращается в неприступную крепость с заминированными выходами и входами, его посетители взяты в заложники, а прикованный к стулу инспектор Чжон становится невольным посредником в переговорах вооруженных преступников и спецназа. Возглавляет террористов тот самый бойфренд дочери Чжона и хозяин клуба, но его мотивации, а также требования и цели, пока непонятны до конца даже его собственным бойцам.



С первой сцены, где инспектор Чжон внимательно изучает клуб и его стены, мы понимаем, что к концу фильма это место обязательно разнесут, основательно и до самого фундамента. Слово “Крепкий орешек” (не знаю как это будет по-китайски) прямо висит в воздухе, но уже через полчаса мы понимаем что с фильмом что-то не так.

Сбежавший от охранников Джекки не истребляет преступиников, он их спасает. На протяжении всего фильма антагонисты изо всех сил стараются самоубиться, но наш герой умело и самозабвенно их спасает. Даже длинный шрам на щеке инспектора Чжона, который мы видим уже с первых кадров — память о человеке, который пытался покончить с собой, прыгнув с крыши. Что еще сложнее — злодеев, как таковых, в фильме вообще нет.

Есть люди потерявшиеся, сбившиеся с пути, жаждущие справедливости и возмездия. И еще есть Джекки, который спасает их как дед Мазай — маленьких котят.

Почему? Самый очевидный ответ — потому что этого требует от киношников китайская цензура. Мы уже сотни раз писали, что согласно цензурному нормативу образ полицейского в современном китайском кино должен быть абсолютно безупречным в этическом плане. И герой Джекки Чана в Полицейской истории 2013 — на первый взгляд — доведенная до абсурда реализация этого правила.

Но только на первый. Если вспомнить Нарковойну Джонни То или Личного портного Фэна Сяогана, то мы увидим, что некоторые режиссеры успешно эксплуатируют навязанные рамки

Пытается делать это и Дин Шэн. Режиссер и раньше работал с темой героики очень очень нетривиально и цинично (например, его герои могли быть героями только по причине своей умственной неполноценности), поэтому неформатность образа Джекки вполне может оказаться не коньюктурным жестом, а чистой воды экспериментом.

А еще интересным трендом.



В прошлом году в боевом кино появился новый любопытный тренд с включением в жанровые фильмы трушной восточной философии (сорри за такую формулировку). Многим может показаться, что она была в азиатских боевиках всегда, но это лишь иллюзия. Знакомые нам с детства прописные истины учителя Йоды — очисти сознание, пари как бабочка, скользи как ручей — это дешевый нью-эйдж, но никак не буддизм с цигуном.

Настоящая восточная хтонь, очень неожиданная и крутая, выползла в прошлом году в фильме Киану Ривза Мастер тай-цзи.

А после него был Гнев ваджры, где сценаристы окончательно ломали привычные представления о борьбе добра со злом. Отправляясь на бой с врагами, главный герой приходил к своему учителю и спрашивал у него: сифу, можно я буду убивать злодеев без жалости и сожаления. Причиняя страдания другим людям, отвечал ему учитель, злодей вовлекает себя самого в колесо вечной боли. Прежде чем убить врага — ты должен сначала помочь ему достичь просветления. Выслушав это, сконфуженный герой понимает, что его квест стал в десятки раз сложнее.

Полицейская история 2013 - про то же самое. Только герой Джекки Чана уже изрядно преуспел на этом тернистом пути. И это интригует.

Искатели потерянной ступы

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/hollywood/post/3665/


Если начинать рассказ про новое кино с исторической справки – большой и очень подробной – легко можно растерять по дороге всех читателей. По этой причине синопсисы к фильмам из разных стран часто выглядят, будто их написал один копирайтер и далеко не самый лучший в своей профессии.

Например: “они забрали его дочь, он будет мстить, они будут умирать”.

Сегодня мы нарушим эту традицию лаконичности и начнём наш рассказ про толливудский блокбастер Отвага с исторической справки. Точнее – с целых трёх.

Первая.

В 1947 году, когда британская колония Индия получила незавимость, страна была силой разделена на два независимых государства – собственно, Индию и Пакистан. Было решено, что на территории Индии живут преимущественно те, кто исповедуют индуизм, а на территории Пакистана – те, кто исповедуют ислам.

Что случилось после столь искусственного разделения – догадаться не сложно. В Индии сразу же стали в массовом порядке линчевать мусульман, а в Пакистане – индусов. Говорят, и по сей день этим занимаются. Так и живут.



Вторая.

В легендарные времена была у бога Шивы жена по имени Сати. Девушка вышла замуж против воли своего отца (бога Дакши), поэтому тесть регулярно пытался показать окружающим, что считает своего зятя за недостойное и грубое быдло. Однажды Дакша организовал для всех богов большой банкет, но Шиву не позвал. Когда обиженная дочь спросила причину подобного неуважения, отец ответил ей, не скупясь на слова: мол, Шива твой — …..”

Понятно, сказала девушка, из нашей ситуации есть выход. Вернусь к мужу в следующей реинкарнации, когда у меня будет более адекватный и вменяемый отец. И она бросилась в огонь. Траур был воистину эпический. Шива долго ходил по стране с обгоревшими останками мертвой жены на руках, пока утомившийся его готичностью Вишну не махнул мечом и не разрубил мертвое женское тело на множество частей. Говорят, обрубки разлетелись по всей планете и там, где они коснулись земли, индуисты обязательно воздвигали храм.

Голова Сати упала в Пакистане, под ПешаваромCollapse )

книги / стимпанк

Тим Акерс “Horns of Ruin” (2010) ***/****


Пересказать Муркока языком Джима Батчера – это нужно иметь определенную наглость. У Тима Акерса её навалом. Он, как и Гарри Дрезден, парень из Чикаго, любит собак, боевую магию и прочую лабуду, поэтому даже из стимпанкового романа сделал не викторианское чаепитие, а богоборческую одиссею с револьвером за поясом.

Несколько столетий назад три брата – Амон Созидатель, Морган Воитель и Александр Целитель – возглавили человечество, сокрушили древнюю империю фейри и построили на её руинах грандиозный мегаполис под названием Пепел. Город парил на импеллерах над поверхностью черного озера, в глубинах, которого по преданиям было заточено древнее зло, но это никого не беспокоило, потому что братья уже обрели божественную силу и перестали быть людьми. Амон Инженер создавал для своих подданных гениальные машины – от пулеметов до монорельсов; Морган Воитель сокрушал в степях орды рептилий-ретари и прочих врагов человечества, а Александр – отвечал за работу всей инфраструктуры, от полиции до “скорой помощи”. Эта идиллия продолжалась до тех пор, пока не случилась трагедия: Амон предательски убил своего брата Моргана, за что был схвачен и казнён толпой морганитов. Обезумевшие от горя последователи умершего бога были готовы вырезать всех аммонитов, но Александр, опасаясь, что город останется без инженеров и людей науки, запретил геноцид и попытался восстановить баланс.

Прошло двести лет. Александр – единовластный богоправитель Пепла. Культы его мертвых братьев функционируют и по сей день, но это скорее формальность, чем реальный порядок вещей. Амониты живут в городе на положении рабов. Под пристальным надзором вертухаев они обслуживают все машины и механизмы города. Морганиты, число которых уменьшается с каждым днем, по прежнему бряцают оружием, но это уже никого не впечатляет. Эпоха великих завоеваний ушла в прошлое, а великий Морган давно издох… кому теперь нужны мертвые боги и их шавки?

Ева Форж – последний паладин мертвого бога. “Последний” – потому что никто уже много лет не отдаёт своих детей в храм морганитов. Ева была последней, поэтому она безупречно владеет не только револьвером и клинком, но также рунической боевой магией своего культа. Книга начинается с того, что героиня отправляется в качестве телохранителя главы морганистского братства во время его выхода в город. На обратном пути её подопечного атакует группа киборгов-колдменов и, пока героиня эпически машет мечом и фигачит рунами, старика под шумок похищают.

Через пару часов выясняется, что неизвестные силы пытаются истребить всех оставшихся морганитов. Паладину хочется думать, что это проклятые ученики Амона Предателя, но расследование, проведенное в паре с алексианцем-юстикаром Оуэном Лафеем показывает, что в деле замешаны не только люди, фейри и ретари, но даже вымершие много тысячелетий назад титаны.

Написано простенько - без британских вейрдовых изысков - но зато очень бодряще и борзо. Главная интрига просчитывается на раз-два, но Батчера с Дрезденом я поминал не случайно. Героиня прёт танком на всех, кто встречается по пути, хамит, унижает, выёбывается, обливает своим сектантским рейджем с головы до ног. Я, признаться, боялся, что к финалу героиня либо перебьет всех богов, либо сама станет богом, либо автор придумает еще какую-то дурацкую пошлость. Но Акерс оказался куда умнее. Он мастерски показал путь трансформации героини от слепой фанатички в трушного паладина (что, в принципе, куда страшнее и опаснее)

Евгений Лукин “Алая аура протопарторга” (2000) *+/****

У меня проблема с юмористической фантастикой. Если в двух словах, то я её просто ненавижу. Нет, согласен, в жанре есть свои шедевры, но все остальное, кроме этих шедевров, такое говно, что просто нет слов. Да и сами эти шедевры… признайтесь честно, вы и сами неоднократно думали, что “Путеводитель по галактике” был бы круче, если из него выкинуть две трети текста.

Любопытно, что читать шутки бездаря гораздо проще, чем человека умного и талантами необделенного. Бездарь несёт хуйню в режиме кандида, смотрится клоуном, паяцем, человеком без трусов. Смешат не его шутки, а он сам, но он этого, к счастью, не замечает и продолжает радовать публику. Человек умный не любит позориться и прячется в тень, он везде ищет смысл и символику, хотя чаще всего это простое носфератическое подхихикивание из подвала из рубрики “мыши хоронят кота”.

У “Алой ауры протопарторга” отличный сеттинг, интересный сюжет, но также совершенно невменяемое и унылое воплощение в жизнь. Примерно на сотой странице ты ловишь себя на мысли, что Салтыкова-Щедрина и Гоголя нужно не просто выкинуть из школьной программы, а вообще запретить. Уж слишком сильно они влияют из глубины веков на всю современную отечественную сатиру.

Есть два уездных города – Лыцк и Баклужин - и эти города уже триста лет находятся в состоянии гражданской войны. В первом городе у власти православные коммунисты, представленные Лыцкой Патриархией. Во втором – либеральная нечисть из Лиги Колдунов. Главный герой – домовой Анчутка - бежит из Лыцка, чтобы избежать репрессий со стороны православных экзорцистов, и обнаруживает, что у него появился неожиданный попутчик. Протопарторг Африкан, правая рука Патриарха и главный чудотворец Лыцка, по политическим соображениям решил покинуть свою епархию и поставить крест в противостоянии двух городов.

Напрягает в книге многое, но прежде всего навязшая в зубах эстетика казармы и тюремного барака. Протопарторг Африкан и колдунский президент Глеб Портягин – бывшие сидельцы. Про имена даже шутить не стану - ненавижу “говорящие” имена. Диаспоры домовых и прочих кикимор функционирую тоже по принципу “украл, выпил, в тюрьму”. Волшебные существа крышуют, паханят, держат общак. Блеать, была бы книга на бумаге – сжёг бы нафиг.

седьмое чувство

(с) http://www.kinopoisk.ru/level/51/type/hollywood/post/1991/

Про тамильский блокбастер Седьмое чувство мы уже писали некоторое время назад. Говорили в тот раз, что это, быть может, индийская версия нолановского Inception. Теперь после просмотра с уверенностью говорим – никакого Нолана там нет. Все гораздо запутаннее и чудесатее.



Картина начинается с 20-минутной пролога, рассказывающего историю легендарного буддистского святого Бодхидхармы. Первого патриарха чань-буддизма, который принес в Китай дзэн и построил Шаолинь. Известно, что по одному из мифов этот брутальный варвар, рыжебородый и голубоглазый, был принцем из Южной Индии. Великим целителем и непобедимым воином, способным повелевать стихиями и полностью брать под контроль чужое сознание. Наставники отправили Бодхидхарму на Восток, чтобы остановить распространение в Китае смертоносной чумы, но китайцы отблагодарили спасителя самым неожиданным образом. Они его отравили. Отравили, надеясь, что место, где будут похоронены останки святого, навсегда окажется под его защитой.

После эпического пролога нам показывают пять минут мокьюментари, где создатели фильма всячески акцентируют идею исторической несправедливости. Мол, в Китае и Японии великого тамила Бодхидхарму знает каждый прохожий, а неблагодарные обитатели Южной Индии понятия не имеют о его существовании.



Дальше действие картины переносится в современный коммунистический Китай, где мы узнаем, что злобные китайцы задумали устроить своим индийским соседям тотальный холокост. Коммунисты создали в своих лабораториях вирус новой чумы и отправили с этим вирусом в Индию своего лучшего спецагента – выпускника Шаолиня Донга Ли (его играет культовый вьетнамец Джонни Нгуен). Мы тут недавно задавались вопросом, почему Болливуд не любит приглашать на работу китайских постановщиков боев. Похоже, ответ найден. Наверное, все же из-за плохих соседских отношений, о всей глубине которых мы пока даже не подозреваем.

Китайский спецагент Донг Ли приезжает в Ченнаи и выпускает вирус на свободу, но его миссия на этом не заканчивается. Оказывается, в одном из индийских исследовательских центров ученые пытаются воскресить Бодхидхарму. Индийские генетики взяли образец ДНК из его гробницы, нашли потомка великого гуру с идеально похожим генофондом и теперь намерены вернуть у этого человека его генетическую память. Когда генетики узнали о том, что в стране начался чумной холокост, возвращение Бодхидхармы стало единственным способом спасти нацию.

Бодхидхарма был великим целителем. Если вернуть его интеллект и знания, нация будет спасена. Спецагент Донг Ли об этом тоже знает, поэтому его новая цель – уничтожить подопытного героя до того момента, когда процесс возвращения будет завершен.



Я вчера рассказывал про странную концепцию добра в индийском кино. В этом фильме она показана в чистом, дистиллированном виде. Никакой прокачки для персонажа. Твой потенциал – это сила и интеллект твоих предков. Чем круче предки, тем сильнее твой потенциал.

Очень эффектна сцена первой встречи китайского убийцы с главным героем. Нгуен долго пялится на Сурью, пытаясь взять под контроль его волю, но у него ничего не выходит. Разочарованный оперативник отвешивает герою хорошего пендаля; тот улетает в окно, вскакивает, отряхивается от разбитого стекла и убегает. Шокированный китаец даже не пытается его преследовать. Он достает мобильник и звонит в Шаолинь. У меня проблемы, говорит он дежурному монаху, я впервые не смог взять человека под свой контроль. Дежурный монах тоже в шоке. Оставаясь на линии, он бежит через весь Шаолинь в зал, где молится старенький настоятель. Учитель, говорит дежурный, у нашего Донга Ли проблемы, он не смог взять человека под контроль. А где он сейчас находится, спрашивает настоятель. В Южной Индии, отвечает дежурный. Передай ему, чтобы он немедленно покинул эту землю. Но я не могу, шепчет Донг на другом конце провода, у меня квест. Почему, учитель, вопрошает за смелого оперативника дежурный монах. Дамо, кричит старик. Там живут потомки Дамо!

А вот так выглядит вторая сцена встречи Донга Ли с главным героем.



Мне кажется, пора перестать спойлерить и остановиться. “Седьмое чувство”, несмотря на пару технических недостатков, кино штучное и очень неожиданное. Людям, непривыкшим к мультижанровости азиатского кинематографа, смотреть его будет сложновато, но полезно.

В мой собственный топ-2011 года лента Муругадосса точно попадет, а это в последние дни уходящего года самое важное.

БОГ НА СТОРОНЕ УТОК / FOREIGN DUCK, NATIVE DUCK AND COIN LOCKER GOD (2007) ***+/****


режиссер Ёсихиро Накамура

в ролях Эйта, Гаку Хамада, Рюхэй Мацуда


Песню Боба Дилана Blowin' in the Wind знает каждый нормальный человек. В Америке на ней выросло уже несколько поколений пацифистов и борцов за гражданские права, ее исполняли в <Симпсонах> и <Улице Сезам>, полгода назад с нее начинались <Хранители> Зака Снайдера. Припев этой песни - The answer is blowin' in the wind - одна из величайших загадок нашего времени, породившая десятки толкований, от религиозных до самых абсурдных.

Первое впечатление, как известно, обманчиво. В фильме Ёсихиро Накамуры <Бог на стороне уток> песня Боба Дилана звучит двадцать или тридцать раз. Не исключено, что и все сорок. Сюжет строится вокруг этой песни, и ее незамысловатая лирика - подходящий ключ к пониманию фильма.

Отвечать на вопросы <почему> и <как это получилось> мы сейчас не станем. Спойлеры - удел слабых, наша миссия - не отвечать, а завораживать. Признаться честно, иногда это бывает очень сложно. Некоторые загадки смотрятся без ответа слишком блекло и мутно, и этот фильм - прекрасная тому иллюстрация. Расскажи про него, не открывая основных сценарных твистов, - и не почувствуешь вкус изюма. Не почувствуешь и не увидишь, а он есть, и он высшего качества.

Сина приехал в Сэндаи учиться в местном институте. Распаковывая вещи у дверей студенческого общежития, он мирно напевал песню Боба Дилана, пока за его спиной не раздался чей-то голос: <Тебе нравится Дилан?> - <Ну, да>. - <Тогда заходи в гости>. Говорившего звали Кавасаки, парень он был странный и обаятельный. Старшекурсник или уже выпускник - по разговору и поведению не разберешь.

И как у тебя получилось с Диланом, спросил Кавасаки у нового знакомого. В девятом классе мне нравилась одна девушка, а ей нравился Боб Дилан. По крайней мере, так про нее говорили. Чтобы произвести на одноклассницу впечатление, я разучил на гитаре Blowin' in the Wind, однажды заманил девчонку в пустой кабинет и исполнил ей песню во всем блеске: Что это было, спросила она через минуту в диком удивлении, и я понял, что сплетням верить никогда нельзя.

Все верно, сказал Кавасаки, ты здесь новенький, поэтому тебя сразу стоит предупредить. Встретишь Рэйко из местного зоомагазина (а ты ее обязательно встретишь), она начнет рассказывать про меня всякую ерунду — не верь ей, не верь ни единому слову… Сутки спустя Сина и в самом деле познакомится с девушкой из зоомага. Ты — новый сосед Кавасаки, спросит она с явным любопытством. Тогда запомни одно правило: не верь ни единому его слову, никогда.

Но будет уже поздно. К этому моменту Сина уже согласится помочь своему соседу в его странном альтруистическом поступке.

— Твой сосед слева (то есть сосед моего соседа) — студент из Бутана. Он почти не знает японского, поэтому редко выходит из квартиры. Я знаю, что ему очень тоскливо, одиноко и скучно. При этом больше всего на свете он хочет узнать одно: чем отличается в японском языке утка японская (ахира) от уток иностранных (камо). Ответ на этот вопрос есть только в Большом орфографическом словаре, но он слишком дорого стоит. Я собираюсь украсть для него этот словарь из ближайшего супермаркета, и ты мне поможешь.
— Как?
— Я дам тебе пистолет. Игрушечный, но совсем как настоящий.
— И что я с ним буду делать?
— Ничего. Похищение — это моя забота. Ты просто встанешь возле служебного выхода и, если услышишь шум, поднимешь ствол, чтобы люди внутри увидели силуэт человека с оружием. Остальное — вопрос пары минут. Никто не пострадает, а мы сделаем доброе дело.

ДАЛЕЕ http://shinema.ru/films/rus/b/30956/