Category: происшествия

Йон Айвиде Линдквист "Человеческая гавань" (2008) **+/****


Остров Думаре в Стокгольмском архипелаге, зима. Мама, папа и шестилетняя девочка отправились по замерзшему льду к старому заброшенному маяку на скале Ховастен, чтобы посмотреть на море с его обзорной площадки. Поднялись, посмотрели - глядь! - а девочки нету. Исчезла самым загадочным образом.

Искали девочку всем островом, но так и не нашли. Семья после этого развалилась. Мать встретила другого мужчину, а отец запил. Спустя несколько лет он решил вернуться на остров и поселиться в старом доме, где жил прежде со своей семьей. Вскоре ему стало мерешиться, что призрак девочки где-то рядом и шлёт ему непонятные знаки.

Дед несчастного мужчины, живущий здесь уже полвека, не верит в призраков, но зато в курсе страшной тайны, которую скрывают местные от полиции и от дачников. В Средние века рыбаки с Думаре заключили договор с морем и регулярно приносили ему человеческие жертвы в обмен на удачную рыбалку. И, похоже, с тех пор ничего на острове так и не поменялось.

Линдквиста стали величать “шведским Стивеном Кингом” (это очень дурацкое клеймо, но все же) с его первой книги, но к пятому роману он, видимо, сам ощутил в этих словах что-то родное, царапающее душу, и выдал совершенно стивеновскую историю. Маленький городок с маяком на скале и грязной вековой тайной, мертвый (или все же не совсем мертвый) ребёнок, несчастный отец в алкогольном пике. Призраки на мопеде, приходящие под музыку группы Smiths. Писатель кстати, говорит, что писал книгу исключительно ради них.

Все эти элементы радуют глаз, вызывая эффект узнавания, но длится этот эффект не шибко долго. Заигрывание автора с магическим реализмом постепенно убивает весь потенциал реализма кинговского. Фишечки и макгаффины бездарно сливаются, герой и его крусейд не вызывают почему то ни малейшей эмпатии. И эпилог. Мы привыкли, что эпилог у Кинга всегда larger than life. Здесь же он рваный, очень условный и предлагающий читателю что-то для себя додумать.

Я понимаю, что проведенная параллель между двумя писателями - чистой воды маркетинг, но здесь она играет странную двойственную роль, одновременно топя произведение и вытаскивая его наружу

Кровь, пончики и верёвка: 7 самых интересных весенних дорам

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/express/post/3952/

Последние годы многие наблюдатели неоднократно говорили, что телепроекты потеснили большое кино не только по популярности, но и по качеству. В этом году, похоже, так и случилось. Никто пока толком не подвинул Настоящих детективов и Фарго на ниве кинематографической крутизны.

И это явление вовсе не локальное, а вполне себе международное.

Например, весной 2014 года только самые упрямые синефилы не согласятся, что все самые любопытные и смотрибельные проекты снимаются в Японии не для мультиплексов, а для маленьких экранов. Поэтому мы решили рассказать сегодня про пилотные серии семи самых любопытных японских телесериалов весны 2014 года.

Долгое прощание / The Long Goodbye



Самая примечательная японская телепремьера этой весны для зрителя с Запада — пятисерийная экранизация классического нуара Рэймонда Чандлера Долгое прощание.

Вместо Америки конца 40-х — послевоенная Япония, вместо Тихуаны — Тайвань, вместо детектива Филиппа Марлоу — его коллега по имени Бандзи Масудзава. Главный козырь проекта — исполнитель главной роли. Звезда мировой величины Таданобу Асано, для которого это первая большая роль на телевидении за последние лет двадцать... да и вообще, наверное.

По этой причине сериал — событие такое же исключительное, как появление Макконехи в Настоящих детективах.









В отличии от знаменитой экранизации Роберта Олтмена японская версия пересказывает оригинал куда более близко к тексту, но при этом сильно выкручивает на всю катушку все мелодраматические элементы, невольно превращая Чандлера в подобие... Френсиса Скотта Фидцжеральда. Великий Гэтсби вспомнится за первую серию не раз и не два.

Все изменения в сценарии несут исключительно косметический характер. Марлоу — парень немногословный (нужно быть совсем дураком, чтобы заставлять Асано с его фактурой толкать большие монологи), поэтому в кадре он говорит очень мало, а закадровый монолог от третьего лица принадлежит криминальному репортеру, который пытается смотивировать сыщика продолжить его расследование.

Еще в сериале есть отсутствующий у Чандлера (но, по сути, очень чандлеровский) пролог, где Марлоу находит в районе красных фонарей сбежавшую за час до собственного выступления певичку. Её, кстати, играет Рила Фукусима, известная теперь всем по роли телохранительницы Логана из последнего фильма про Росомаху. У неё это (если не ошибаюсь) пока лишь вторая роль в кино. Пусть и совсем небольшая.

Надо еще отметитьCollapse )

Сэйтё Мацумото “Точки и линии” (1957) ***/****


На пляже в Кюсю найдены два трупа – мужчина и женщина. Рядом с трупами – бутылка из под сока со следами цианида, из чего копы делают вывод, что это было синдзю, “двойное самоубийство влюбленных”. Подобные инциденты в Японии расследовать не принято, поэтому дело закрывают, несмотря на тот факт, что покойный был ключевым свидетелем в деле о коррупции в министерстве торговли. Но старый сыщик из провинциального полицейского участка находит в этой истории подозрительную неточность и сообщает об этом в столицу, откуда на его сигнал мгновенно прибывает молодой и энергичный следователь.

До этого момента роман напоминает старые советские детективы поколения “Следствие ведут знатоки”. Но потом книга внезапно меняется и превращается в крутую арифметическую задачку. Дело в том, что у копов есть идеальный подозреваемый, который мог совершить преступление, но вот незадача – в день убийства он находился на другом конце Японии, в Саппоро. Полиция знает, что подозреваемый в совершенстве изучил весь транспортный график страны, поэтому весь смысл расследования не в поиске мотива, улик или орудия убийства, а в том, чтобы математически вычислить и доказать, что подозреваемый мог находиться на Кюсю в вечер убийства.

На протяжении полутора сот страниц герои судорожно висят над железнодорожными картами, графиками автобусов и расписанием самолетов, чтобы свести концы с концами, точки с линиями. Звучит это, возможно, не так круто, как мне сейчас кажется, но если хотя бы раз в жизни вы пытались составить расписание для собственного путешествия с применением всех перечисленных видов транспорта (самолета, поезда, автобуса, такси), то должны почувствовать это страшное, куражное, буквально сносящее голову ощущение.

Добавьте к этому, что убийца не должен был нигде светить свои документы, что добавляет его агенде еще больше сложности. И респекта.

ПОХИТИТЕЛИ КЭНДИ / CANDY SNATCHERS (1973) **+/****

режиссер Гуэрдон Трублад

в ролях Тиффани Боллинг, Бен Пьязза, Брэд Дэвид


Популярный “exploitation” из самого сердца этого жанра. Сисек мало, насилия – еще меньше, но зато комплексный (по стандартам формата) сюжет и несколько любопытных игровых нюансов.



Трое начинающих преступников (циничная блондинка, её младший брат-садист и влюбленный в блондинку дембель-добрячок) решают похитить 14-летнюю дочь хозяина местного ювелирного магазина. Девушка похищена, закопана в могилу с воздуховодом в ожидании выкупа, но папаша не спешит собирать деньги. Оказывается, он – вовсе не отец, а отчим, и настоящим хозяином ювелирного станет только в том случае, если юная Кэнди внезапно помрет.

Прикольно, говорят преступники, мы убиваем девчонку, а он получает миллионы и где тогда, блядь, справедливость. Одним словом, преступление идет не по плану, поэтому количество случайных жертв увеличивается с каждым днем.

Параллельно мы наблюдаем историю маленького соседского мальчика-аутиста, который становится свидетелем происходящего, но никак не может объяснить взрослым, что и где происходит. В начале фильма он слышит плач из под земли, поэтому кидает в трубочку для воздуха конфетки. Ближе к концу, пытается вызвать полицию, приставив к телефонной трубке плюшевого полицейского и нажимая кнопку у него на спине. Откройте, полиция, - говорит плюшевый полицейский. Какого хуя, кончайте прикалываться - отвечают ему взрослые, случайно взявшие трубку на другом конце провода. Сильный драматический момент, ржёшь до слёз.

Еще изрядно доставляет модель “Плейбоя” Тиффани Боллинг, которая играет главную похитительницу. Играет она плохо, но это чертовски добавляет правдивости её образу. В общении с подельщиками и внешним миром героиня пытается позиционировать себя как суровая нуаровская блондинка: в глазах – лёд, гласные тянет, подбородок задран. Юююю-аааа-заааа-пииииг! Но стоит ситуации выйти из под контроля, и мы видим, что это вовсе не Лана Тернер, а скорее обычный персонаж Даши Екамасовой. Простая блондинка из под Рязани. Еще её брат-гопник. Ланнистеры, короче.



На последней фотке - отец похищенной девушки, который, видимо, изображает Монтгомери Бернса.

ЖЕЛУДОК МАРИИ / MARIA'S STOMACH (1990) ***/****



режиссер Хидэюки Хираяма

в ролях Акира Эмото, Харуко Сагара, Бундзяку Хан


Остров Сайпан — японский Геленджик. Идеальное место отдыха для офисного планктона. Даже в русских путеводителях написано черным по белому: приятное и гостеприимное место, отдыхать дешевле и безопаснее, чем на других японских или американских курортах. Скромный менеджер по маркетингу Эсима Тоё приехал сюда однажды со своей любовницей — фотомоделью по имени Мария. Ночью на пустой дороге машина с отдыхающими перевернулась, и девушка погибла. Точнее, нет, вру, не погибла. Она умерла, но потом вернулась обратно. Поселилась в пещере на берегу океана и стала жрать для поддержания своей жизни безобидных туристов, которых Эсима ей регулярно приводил. Прежде Мария следила за собой и сидела на жесткой диете, но теперь она — слоноподобное чудовище в красном платье. Lady in red.

Несколько лет спустя на Сайпан приехала стайка молодых японских секретарш. Одна из девушек — Акико Яманэ — узнала в работнике мотеля бывшего коллегу по работе Эсиму Тоё. В свое время Тоё ухаживал за девушкой, но потом куда-то внезапно исчез, все говорили, что он умер, но никто не знал, когда и почему. Акико решила проследить за бывшим ухажером и случайно стала свидетельницей того, как он укладывает в машину труп одной из ее подружек. Ни капли не испугавшись, девушка вышла из тени и спросила: Тоё, WTF. Эсима тоже не смутился, рассказал подробно о своей беде, а потом попросил Акико о помощи. Мол, есть среди туристов один сараримен, который умирает от рака и поэтому приехал на курорт, чтобы сделать со своей секретаршей красивое синдзю. Если скормить его больное тело Марии, то есть вероятность, что раковые клетки убьют чудовище.

«Желудок Марии» дебютанта Хираямы, наверное, самая необычная ghost-story японского кино. Несмотря на очевидные недостатки, простенький сценарий и общие эйрамджанизмы, фильм обладает совершенно уникальной атмосферой. Курортный водевиль встречается с черной комедией, и они постепенно трансформируются в странный сновидческий трип, где логика поступков персонажей ничем не отличается от того, как многие из нас ведут себя в своих снах. При этом режиссер избегает соблазна уйти в артхаус и говорить исключительно на языке фрейдистских символов. Он твердо выдерживает заявленный стиль, и ближе к развязке это начинает работать особенно эффектно.

В финале картины освободившийся от чудовища Эсима и его секретарша приезжают в аэропорт, чтобы наконец покинуть остров. Эсима протягивает кассирше паспорт, она внимательно в него вчитывается, а потом возвращает его назад. Извините, господин Тоё, говорит кассирша, но вы не можете покинуть остров, ваш паспорт недействителен, вы умерли несколько лет назад. Ну, надо же, удивленно говорит мертвый менеджер, и почему я раньше сам об этом не догадался. Призрак убирает паспорт в карман и уходит, а девушка садится в самолет и возвращается в Японию.

ШИНЕМА http://shinema.ru/films/rus/zh/35978/

Гопник-трансформер и “запорожец” из человеческих голов

(с) http://www.kinopoisk.ru/level/51/type/hollywood/post/1503/

Несколько лет назад интерес западной публики к “азиатскому экстриму” начал постепенно затухать и улетучиваться. И виной тому были вовсе не зрители и не прокатчики, а его главные идеологи – режиссеры и продюсеры с Дальнего Востока. Просто настал день, и фестивальные кумиры начала 00-х типа Кима Кидока и Вона Карвая или стухли, или превратились в “белых слонов”, простые же ремесленники вконец потеряли косточку и не могли более придумать ничего нового.

И тогда на сцену вышли они. Монстры из конторы с эпическим названием SUSHI TYPHOON.



За считанные месяцы «тайфунисты» порвали мозг миллионам зрителей во всех уголках планеты. Их фильмы – Девочка-пулемет, Токийская полиция крови,Робогейша – цитировали и пытались переснять даже простые парни из под Пензы.

Как вы уже догадались, сегодня мы расскажем про самые ближайшие релизы от “Суши Тайфуна”

Адский драйвер / Helldriver



Новый проект от создателя “Токийской полиции крови” и просто злого гения Есихиро Нисимуры. В прошлом году режиссер признался журналистам, что много лет мечтает снять “ультимативный зомби-фильм”. Похоже, он это теперь сделал.



По словам Нисимуры грима в новой картине в три раза больше, чем в любом из его предыдущих проектов. И не только грима, но и острого социального дискурса. “Ромеро снимал хорошие ленты, но они серьезно устарели на идеологическом уровне. Последние годы все пытаются переплюнуть Джорджа в кровожадности и изобретательности, я же попытаюсь сделать это и на уровне сценария. Поверьте, мне есть что сказать по поводу современного японского общества”.

Гопник-трансформер / Yakuza Weapon



Новая юмористическая отморозь от чокнутой парочки — Така Сакагути и Юдаи Ямагути.



Парни, на мой взгляд, последний год порядком заигрались в трэш (работают за еду даже в фильмах Сергея Бодрова), но, несмотря на весь скепсис, историю про гопника-трансформера смотреть нам все равно придется. Ибо смешно, реально смешно.

НИКТО НЕ УБИВАЛ ДЖЕССИКУ / NO ONE KILLED JESSICA (2011) ***/****

режиссер Раджкумар Гупта

в ролях Рани Мукерджи, Раджеш Шарма, Видья Балан


Политический триллер “Никто не убивал Джессику” – первый болливудский шлягер 2011 года.

В основе его сценария – реальная история, прекрасно известная большинству современных индийцев. Весной 1999 года в одном из столичных ресторанов проходила закрытая вечеринка для членов правительства и представителей местной богемы. Барменшами в этот вечер были две девушки – дочь хозяйки и популярная фотомодель Джессика Лалл. В первом часу ночи на праздник приехал со своими друзьями 24-летний сын министра внутренних дел Ману Шарма. После серии неприятных и хамских комментариев Джессика отказалась наливать парню алкоголь, тогда он достал из-за пояса “беретту” и выстрелил ей в голову.

На вечеринке в этот момент присутствовало примерно 300 человек, но 293 из них сообщили полиции, что покинули праздник еще до начала стрельбы. Остальные семеро в первый же день столкнулись с полным набором серьезных и безрадостных проблем. Дело в том, что отец убийцы (еще не забыли, он – глава МВД) воспользовался своим положением почти мгновенно, после чего обычная ментовская корпоративная солидарность и хорошие взятки правильным людям сделали свое дело безупречно. Полиция Нью-Дели боролась за свободу молодого ублюдка до последнего.

Процесс по убийству Джессики Лалл продолжался одиннадцать лет. Убийца был всем прекрасно известен, сомнений в его вине тоже не возникало, поэтому общественность наблюдала за происходящим с особенным злорадством. В апреле 2010 года Ману Шарма наконец был признан виновным и приговорен к пожизненному заключению.



Как уже можно было догадаться, съемки фильма, основанного на этой истории, были начаты спустя всего несколько недель после вынесения приговора. Главной героиней картины стала сестра Джессики, репортер с телевидения, которая 11 лет сражалась с системой.

Режиссер Раджкумар Гупта – человек очень интересный. Еще по его дебютному фильму “Аамир” было хорошо видно, он – стопроцентный болливудец, но когда спит, то ночью ему всегда снится не Мумбай, а Гонконг или Макао.

Но давайте не будем сейчас переходить на личности и, тем более, говорить о большой политике. Лучше послушаем песенку из этого фильма. Уж шибко она зажигательная.



(с) http://www.kinopoisk.ru/level/51/type/hollywood/post/1397/

Илья Масодов “Мрак твоих глаз”(2001)

Прочитал по совету Ирреса первую часть трилогию.
Слов нет, могу только цитировать.

- Ты, девочка, никак пионеркой осталась, - удивляется старик.
- Да, не успели меня в комсомол принять.
- А где ж твой красный галстук?
- Не найти мне теперь моего галстука, - злобно ковыряет клеёнку Соня. - Мне бы Ленина найти.

- А вы, дедушка, быстро Ленина забыли.
- Мне помнить трудно, я старый.
- А он вас помнит, хоть ему-то уже больше ста лет. Видит он, как вы хлеб тут с кефиром едите. А вы его не видите. Даже портрета его у вас нету. Вы, дедушка, по всему видно, старый коммунист, а всё равно сволочь. Потому что в коммунизм вы не верите и не верили поди никогда.

- А ты сама-то кто будешь? - спрашивает Алексей, которому при этом почему-то становится нехорошо.
- Меня зовут Соня. Я из далёких краёв пришла сюда, чтобы Ленина отыскать.
- А где этот Ленин живёт? - спрашивает Люба.
- Путь к нему лежит через поле, над которым не светит солнце, через каменный лес и чёрные озёра.
- Озёра чёрные, это здесь, - оживляется Люба. - Тут, возле завода. Вот, в банке, их вода горит.
- А башня посредине озёр есть?
- И башня есть. Чёрная-чёрная,

- Тогда я пойду с тобой, - говорит Таня. - Я тоже хочу в каменный лес.
- Но ты же не пионерка. Только настоящий пионер может войти в каменный лес.
- А ты?
- Я - пионерка. Меня же принимали в пионеры. Только галстука у меня нет, я его потеряла.
- А как мне теперь стать пионеркой?
- Теперь трудно, ни коммунистов ни комсомольцев настоящих нигде не найдёшь. Кроме смерти некому тебя здесь в пионеры принимать.
- Тогда убей меня, ты, наверное, можешь.
- Ну что ты, Танечка, смерть должна быть геройская. Что толку с того, что я тебя убью.

- Куда летите, дяденька? - тихо спрашивает она, чтобы не очень помешать парению безногого человека. - К звёздам?
Фёдор отсутствующе смотрит на неё.
- Отдыхаю я перед учебным воздушным боем, - нелюдимо отвечает он. - Уйди, девочка, не мешай.
- Мне сказали, здесь поблизости лес каменный растёт, - скромно говорит Соня, нагибаясь, чтобы потрогать раненую голень.
- Лес каменный не здесь, а очень далеко, только в него никто не верит. А я его с самолёта видел, - говорит Фёдор.
- Я верю, - говорит Соня. - Покажете мне дорогу?
- Не дойдёшь ты, девочка, - вздыхает Фёдор, почему-то растроганный пониманием Сони до состояния, близкого к человеческому. - Вон и ножка у тебя поранена. Давай я тебя на самолёте отвезу.
- А где же ваш самолёт?
- А вот, стоит, - Фёдор взмахивает рукой в сторону трактора. - Только вот горючего нет.
- Как же без горючего? - спрашивает Соня, недоверчиво осматривая покрытый ржавчиной механизм, колёса которого погружены в землю, как в прибрежную воду.
- Горючее возле колхозного музея в ведре стоит, только мне туда не добраться, через забор не могу.

- А что это у вас в банке, - вдруг ни с того ни с сего спрашивает она Кирилловну.
Сбитая с толку Кирилловна тупо смотрит на запыленное стекло банки, на котором ещё видны следы плохо отодранной наклейки.
- Это, деточка, семена гранатовых эвкалиптов, которые подарил нашему колхозу учёный Мичурин, - наконец вспоминает она.
- А что ж вы их на посадите? - интересуется Соня, наклоняясь к банке.
- Для памяти, девочка. Семена эти погниют в нашей мёртвой земле, и память о великом садоводе погибнет. Вот и лежат они здесь долгие годы, коммунизма дожидаются, когда вся земля оживёт.
- А можно посмотреть, - говорит Соня, хватает банку и высыпает её содержимое на стол.
- Нельзя! - старчески взвизгивает оторопевшая от святотатства Кирилловна. - Что ж ты, пакость, творишь-то!

Соня медленно приближается к пирамиде, и снежинки тают на её немигающих глазах. Она подходит к лестнице, восходящей по стене пирамиды к вершине. Комсомолки спускаются к ней, неслышно ступая стройными босыми ногами по широким мраморным ступеням.
- Здравствуй, смелая девочка, - шепчет ей одна из них, у которой каштановые волосы. - Наконец ты пришла, девочка со страшным талисманом в груди, чтобы солнце надежды встало над вечной зимой, - комсомолка наклоняются к Соне и целует её в висок.
- Кто вы? - спрашивает Соня.
- Мы - архангелы революции, - в один голос отвечают шёпотом девушки. - Мы - весталки Чёрной Пирамиды, хранительницы вечного огня коммунизма, мы, комсомолки, умершие юными и безгрешными, собираем человеческую кровь, чтобы огонь коммунизма не погас в сердцах будущих поколенийCollapse )

САМАЯ СУТЬ ЖИЗНИ / BARE ESSENCE OF LIFE (2009) ***/****

 

режиссер Сатоко Ёкохама

в ролях Кэнити Мацуяма, Кумико Асо, Сэйдзи Нодзоэ, Арата


Деревенский дурачок Ёдзин много лет живет со своей бабушкой. Парню 25 лет, но назвать его взрослым очень трудно, слишком большой букет болезней и психических расстройств цветет в его бестолковой голове. Аутизм и острый дефицит внимания, гиперактивность и эпилепсия. Дурачок не может поддерживать разговор слишком долго, он не способен сидеть на месте и подолгу заниматься механическим трудом; всего минуту назад он качался на стуле и крутился как волчок, а теперь уже вскочил и убежал, кричит что-то невразумительное и бросается вещами в прохожих.

За подобные выходки деревенские дети очень любят Ёдзина, а он в ответ любит деревенских детей.

Старая бабушка торгует овощами на рынке и беспокоится только об одном: кто позаботится о дурачке после ее смерти, кто будет любить парнишку и кормить его каждый день завтраком. Бабушка не раз пыталась научить дурачка выращивать овощи в огороде, но и дюжина будильников не способна обратить парня к реальности. Жениться тебе нужно, внучек, жениться.

Однажды в деревню приезжает из Токио новая учительница Матико. Девушка серьезная и рассудительная, но очень грустная и одинокая. Жених учительницы недавно погиб в автокатастрофе, находясь в машине с другой женщиной. Потрясенная его изменой и последующей смертью, Матико сбежала из большого города в провинцию.

Ёдзин влюбился в нее с первого взгляда и уже через несколько часов попытался выкрасть девушку, вытащив ее за волосы из школьного окна. Но, несмотря на столь пугающий инцидент, Ёдзин и Матико вскоре подружились и стали гулять вместе.

Уверен, что половина читателей уже бросила читать. И очень зря, это были только цветочки.



Однажды Ёдзин обнаружил странное явление: если попрыскать себе на голову химическими удобрениями, ум сразу проясняется, исчезает желание бегать, прыгать и трясти конечностями. Испытав от этого открытия почти религиозный экстаз, дурачок начал регулярно опрыскивать себя нитратами.

Вершиной его экспериментов стало погребение заживо: по просьбе своего странного приятеля ученики младших классов закопали его в огороде на грядке с капустой и долго поливали грядку неизвестной химической дрянью.
Дурачок едва не склеил ласты, но безумные эксперименты продолжил.

Не последнюю роль в его решении сыграл разговор с Матико о природе человеческой эволюции. Девушка однажды заявила, что человек перестал развиваться как биологический вид лишь потому, что больше не испытывает страха и боли — главных двигателей эволюции. Ёдзин запомнил ее слова и решил идти до последнего.

Вскоре реальность в жизни экспериментатора серьезно поплыла, он стал общаться с мертвыми. Его любимым собеседником стал безголовый жених Матико — голова его потерялась во время той самой трагической катастрофы. Опрысканный Ёдзин и безголовый мертвец порой целыми днями сидят на скамейке и говорят о вечном, а однажды покойник дарит парню свои башмаки.

ДАЛЕЕ http://shinema.ru/films/rus/s/32086/

Тим Паэурс. НА ПОСЛЕДНЕМ ИЗДЫХАНИИ / EXPIRATION DATE (1995) ***+/****


Любого призрака можно скушать. Можно забить его в папиросу и выкурить или занюхать, зажав пальцем одну ноздрю. Можно добавить его в гуляш или медленно смаковать весь вечер, неспешно потягивая из пивной бутылки. В случае разового употребления ты получишь красочные чужие сны, но если призраки станут для тебя ежедневным завтраком, обедом и ужином, то срок твоей жизни заметно увеличится.

Некоторые люди живут подобным образом по несколько сот лет, незаметно паразитируя на местах скопления мертвой эктоплазмы – в больницах, на кладбищах., в моргах.

Телепродюсер Лоретта деЛарава специализируется на сюжетах с мест преступлений, это позволяет ей первой из охотников появляться перед растерянными призраками и поглощать их без предупреждения и жалости. Но лучший охотник на Западном побережье вовсе не она, а однорукий бомж Шерман Оукс. Он уже не помнит свой подлинный возраст и свое истинное имя, но зато он знает сотни способов того, как можно поймать мертвеца и загнать его в бутылку.

Мертвые любят детские стишки, песенки и поговорки. Попадая в красивую паутину из слов, они теряются, лишаясь остатков собственных разума и индивидуальности.

“Алиса в Стране Чудес” – это настоящая библия мира призраков. Рассказывают, что её наговорила Кэрролу маленькая мертвая девочка Алиса, которую писатель поймал в простую химическую колбу. Поймал, записал то, что она ему рассказала, а потом скушал.

“Роза упала на лапу Азора” – это ловушка для самых маленьких и глупых привидений. Сильных и опытных нужно трамбовать Кэрролом, чем, собственно, Тим Пауэрс и занимается. Каждая глава его романа сопровождается цитатой из “Вондерленда” и впервые в истории литературы это не манерный жест и не иллюстрация собственной эрудиции, а большая постмодернисткая западня. Хоп-хоп, фьюить, ням-ням

11-летний мальчик Кут Парганас случайно освобождает из заточения дух Томаса Эдисона, изобретателя радио и первопроходца в сфере общения с миром мертвых. Очень сильный и очень вкусный призрак, возвращение которого мгновенно ощущают все охотники на Западном побережье. Кут нечаянно поглощает Эдисона, но из-за столь юного возраста у него не получается его переварить. В результате, призрак мертвого изобретателя прочно поселяется в его сознании.

На мальчика начинается охота, сначала Шерман Оукс зверски убивает его родителей, а потом объявляет фантастическую награду за его голову.

Прочитал первый попавший в руки роман Пауэрса (из неизданного на русском), и эта книга почти с первых страниц задвинула для меня на второй план и Геймана, и Шепарда, и всех остальных, кто пробовал себя на сплаве городского фэнтези и магического реализма. Главное достоинство Пауэрса: он не пытается цепляться за чужие идеи и постмодернистские аллюзии, собственную мифологию он создаёт почти с нуля. Большими жирными и очень неожиданными мазками.