?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

вторник

КИЛЛЕР ИЗ ПЛЕМЕНИ ЧЕРОКИ И С ЛИЦОМ МЭРИЛИНА МЭНСОНА


А также инцест, медведи, реднеки и прочая “южная готика”. Всего за 200 000 баксов. Читать дальше.


МЭТТ ШОРР. “ИИСУС ХРИСТОС — ИСТРЕБИТЕЛЬ ДЕМОНОВ”. НАЧАЛО.


Сошествие Иисуса Христа в ад — один из главных догматов христианской веры. Жаль, про этот новый комикс от Asylum Press этого точно не скажешь. Читать дальше.

Первая попытка терраформировать Марс закончилась полным провалом. Тысячи воспроизводящих себя роботов-фобоев разбежались по планете, уничтожая на своём пути все живое. Во избежание бесконечных конфликтов с фобоями все марсианские города вынуждены теперь постоянно двигаться: кто-то быстрее, а кто-то медленнее.

Шагающий город Ублиетт - главный оплот марсианской демократии. После свержения королевской власти и уничтожения Юпитера здесь окопались даже последние враги Соборности из клана зоку.

Сюда же прибывает и легендарный вор Жан ле Фламбер. По приказу неизвестных хозяев оортианская наёмница по имени Миели выкрадывает Жана из "дилеммной" тюрьмы и требует от него в качестве платы за свободу исполнения особого задания. Но прежде чем получить задание, вор должен сначала посетить Ублиетт и вернуть собственную память. Местные вигиланты-цаддики даже готовы ему с этим помочь, но просят у него встречную услугу. Жан ле Фламбер обязан найти криптарха, который уже не первый год паразитирует на коллективной памяти Ублиетта.

Именно таким криптархом стал для Зилича шотландский чухонец Ханну Райяниеми, сумевший собрать в дебютном романе все стильные вкусняшки современной фантастики. Тени Муркока и Желязны, Дилени и Эллисона, Мьевиля и Макдональда. Плюс тонны винтажных аллюзий на Мориса Леблана.
Противостоять этому крайне трудно, но все же реально. Говорят, Gollantz подписали писателя на трилогию, лишь прочитав первую главу. Я, признаться, после первой главы книгу думал вообще дропнуть.

Факт наличия трилогии, на самом деле, портит всю песню. Желязны и Харлан были прекрасны тем, что создавали свои поэтические миры за 20-150 страниц. Если сюжетные концы вдруг не сходились, а непонятные слова-неологизмы никто толком не объяснял, то легко можно было списать это на сиюминутность творческого момента. Мол, писатель сочинил этот текст как сонет за 15 минут, поэтому не стоит бить посуду и стрелять в пианиста. Ведь завтра, если его посетит муза, он сочинит еще десяток.

У Райяниеми хитрее. Если что-то в тексте не понимаешь, все равно догадываешься, автор отложил ключ куда-то на второй или третий роман. Все же помнят, что автор шибко умный, каждая его идея - не полёт детской фантазии, а точный математический расчет высококлассного пронёрда.

Если бы начал текущий марафон ирландского нуара с Деклана Хьюза, то наверняка на нём бы и закончил. Автор крепкий, шероховатый, но раскачивается дюже медленно. Первые две трети его дебютного романа - бесконечная расстановка шахматных фигур, которые даже не всякий раз появляются в кадре.

Главный герой Хьюза - частный детектив из Нью-Йорка по имени Эд Лой. Двадцать лет назад он сбежал из Дублина за океан, поссорившись с матерью, но теперь вынужден вернуться в Ирландию на её похороны. Здесь он встречает девушку из далекого прошлого, которая просит Эда найти её мужа, наследника крупной строительной компании. Не просит - нанимает. Местного разрешения на сыск у Лоя пока нет, но он все равно начинает бродить по городу и задавать неудобные вопросы.

Дублин за эти годы порядком изменился, строительный бум сделал махинации с недвижимостью лучшим заработком, ради которого можно перерезать горло даже лучшему другу. Дублин изменился, но Лоя здесь все еще помнят, поэтому в одном пабе он получает в лицо, в другом - общается за бокалом “мимозы” с самым страшным местным авторитетом, в третьем - …

Повторюсь, первые две трети романа ничего толком не происходит, хотя герой всю дорогу бормочет, что вокруг одни трупы. Плюс мы ничего не знаем о нью-йоркском прошлом героя, о котором он даже не заикается. Но затем Лой берёт в руки лопату и история сразу же становится очень личной и заковыристой.

И уж слишком похожей на хрестоматийные нуары с берегов Гудзона. В этом, наверное, и главная претензия к роману - в книжке отчаянно не хватает чисто ирландской фактуры.


В прошлом году Кен Бруэн сказал, что новых романов про Джека Тейлора больше не будет. Мол, тема для меня закрыта, я уже работаю над новой линейкой. Соврал Бруэн где-то наполовину. Книга вышла: линейка, в самом деле, новая, но герои в ней старые, хотя постоянные читатели могли об этом догадаться и раньше.

Ирландcкий экспат Томми Райан родился в Голуэе, но полицейским-гардом служил на севере в Донеголе. Служил до тех пор, пока в результате крупного антикоррупционного скандала его отдел не сократили без сохранения пенсии. Кого-то посадили, кто-то - повесился, а Томми - сбежал за океан. Теперь живёт в Бруклине, работает на стройке, пьет “джей”, не просыхая, встречается с красивой индианкой. Вот, собственно и весь сказ.

Друзей у Томми не было, пока он не познакомился с хозяином местного бара Стивом Мерриком. Бывшим копом, евреем, приличным семьянином.

Здесь стоит сделать паузу и пояснить. Несколько лет назад Бруэн написал совместную книжку с Ридом Фаррелом Колменом, у которого была собственная линейка про частного сыщика Мо Прэгера. Линейка (также, собственно, как и история Джека Тейлора) в этом году закончилась, но Бруэн решил подхватить упавшее знамя.

Стив Меррик - персонаж Колмена и бывший партнер Мо Прэгера, бросивший детективный бизнес после того, как его друг был сбит машиной и впал в кому.

Последним делом Прэгера была охота за серийным убийцей-имитатором, истреблявшим маленьких детей. Схватить маньяка Мо так и не успел, но теперь, несколько лет спустя, Меррику и его новому ирландскому другу придется закончить это дело самостоятельно. Убийца при этом будет всю дорогу присылать вызывающие послания и всячески издеваться над бывшими копами.

Кен Бруэн говорит, что раньше писал без черновиков, но теперь редакторы заставляют его править по несколько вариантов каждого романа. Поверить в это чертовски сложно. Если раньше каждая книга напоминала записки на манжетах, то теперь почерк на этих манжетах стал совсем неразборчивым. Нарратив у новой книги настолько рваный, что некоторые фрагменты приходится перечитывать по три раза. Есть у этого, разумеется, и свои плюсы. Бруэн и раньше был потрясающе character-driven, а теперь из шкуры своих героев он уже вообще не выползает.

К сожалению, тем хуже выходят куски, когда он все же старается это сделать. Фрагменты от лица маньяка и сцены с русской мафией - сплошной и бесконечный фейспалм.

В первой книге Джек Тейлор бухал по-черному, во второй - он еще и на кокс подсел. Вернулся из Лондона домой в Голуэй абсолютным изгоем, конченым джанком и еще… женатым человеком. Новая жена Джека – немка с научной степенью по метафизике – по ходу сюжета приезжает в Голуэй, но уже на следующий день (и двадцать страниц спустя) сбегает в неизвестном направлении. Если кто не в курсе, степень по метафизике у самого Кена Бруэна, поэтому не сразу и проссышь кто кого в книге выебал: писатель своего любимого героя или герой - писателя.

У детектива-изгоя клиенты теперь тоже из “неприкасаемых”. Община цыган-тинкеров нанимает Джека, чтобы найти тварь, которая зверски убивает их братьев. Уже несколько часов спустя к дому Тейлора подкатывают местные гопники, которые при помощи монтировки и доброго словца объясняют бывшему копу, что дружить с черножопыми – это совсем не по-ирландски. Гопники ломают Джеку руки и ноги, выбивают ему все зубы. Тейлор после этого несколько недель валяется в больничке; расследование, тем временем, неспешно раскручивается и раскручивается.

Как обычно у Бруэна – правда не принесёт никому ни счастья, ни профита. И меньше всего – детективу в старой ментовской шинели. Хотя чего я говорю. Зубы, ноги, рёбра, четыре женщины. Никто не сделает Джеку Тейлору больнее, чем он сам. Слайнте, май френдс!


Парень, а ты веришь в судьбу? Нет? Слишком скучный и предсказуемый ответ. Ты просто еще не знаешь, что это такое. Судьба – система отношений между сильным и слабым. Например, между Богом и теми, кто в него верит. Много веков назад во Франции жил аристократ, который мог позволить себе абсолютно всё – женщин, явства, любые увеселения. Но ему было скучно, он хотел испытать божественную силу. Однажды аристократ увидел симпатичного юношу и возжелал стать для него Богом. Он взял перо, сел за письменный стол и написал историю дальнейшей жизни этого юноши, полную приключений, любви и страданий. В этой книге разбойники убивали родителей мальчика, он учился фехтованию, становился мастером клинка, находил убийц и мстил за смерть своих близких. В этой книге юноша путешествовал по миру, влюблялся, обретал друзей, познавал истину, крутил шашни с фавориткой своего хозяина.

Следующие 15 юноша он воплощал в жизнь книгу, написанную его повелителем – страницу за страницей, даже не подозревая об этом. Когда парню стукнуло 30, аристократ пригласил его в свой кабинет и передал ему старую рукопись, написанную много лет назад. Потрясенный раб читал историю своей жизни, не смея посмотреть на своего господина, своего Бога. На последней странице герой умирал от удара клинком в спину. За что, хотел прошептать раб, но не успел этого сделать. Клинок убийцы, стоящего за его спиной, пробил сердце несчастного, поставив точку в его истории.

Историю про Бога рассказывает главному герою романа “Щипач” загадочный человек по имени Кидзаки. Идеальный ницщеанский злодей, хорошо знакомый нам по книгам Харуки Мураками. Несколько месяцев назад главный герой (у него, кстати, в книге нет имени) был рядовым карманником из Синдзюку, но однажды наставник попросил парня принять участие в гоп-стопе, который готовили некие мутные и очень опасные люди. Отказать этим людям было нельзя, хотя работа выглядела совсем не по профилю. Нужно было, переодевшись китайцами, проникнуть в дом старого спекулянта и под страхом смерти вытрясти из него коды от спрятанного в подвале сейфа с наличкой. Не трудно догадаться, pro job оказалась откровенной подставой, целью которой было вовсе не ограбление, а убийство старика, крупного правительственного функционера. В отличии от наставника главному герою удалось сбежать от Кидзаки и его людей, но настал момент и они его снова нашли. Кидзаки рассказал герою уже известную вам историю про французского аристократа и объяснил, что жизнь нашего карманника много лет течёт по сценарию Кидзаки – и не только в прошлом и в настоящем, но и в будущем.

У меня есть для тебя три маленьких задания, говорит Кидзаки, после которых твоя история наконец закончится. Мои люди способны провернуть их и без твоего участия, но выбор остаётся за тобой. Разумеется, если ты веришь в свободу собственного выбора.

Имя Харуки Мураками прозвучало чуть выше не случайно. Привычный японский лаконизм, бесцельные блуждания героя по городу, его отношения с детьми и женщинами, легкая бесовщина между строк – всё перечисленное мгновенно вызывает в памяти истории про Крысу и Человека-Овцу. И, к сожалению, это может сослужить книге дурную службу, потому что магическим реализмом здесь и не пахнет, перед нами – самый настоящий Dostoevsky noir от 32-летнего писателя Фуминори Накамуры. Три года назад роман был удостоен в Японии премии Киндзабуро Оэ, после чего на книгу обратили внимание на Западе, обратили внимание и перевели на английский, душевно причмокивая на блёрбах именами Достоевского, Кафки и Камю.
Чери Прист “Костотряс” (2009) **+/****

Когда в 1860 году на берегах Клондайка началась “золотая лихорадка”, русские передумали продавать Аляску. Вместо этого правительство Александра II объявило конкурс на создание горнодобывающих механизма или машины, способных в поисках золота буравить лёд. Грант в размере ста тысяч рублей выиграл изобретатель из Сиэттла по имени Левитикус Блю. В подвале своего дома он смастерил гигантский шагоход под названием “Невероятный Костотрясный Бурильный Агрегат”.

Во время испытаний чудо-машины в августе 1863 года происходит ужасная трагедия. Агрегат выходит из под контроля и, уйдя под землю, обрушивает фундаменты нескольких домов в деловом центре Сиэттла. Гибнут десятки людей, но это лишь начало. “Костотряс” случайно вскрывает под землей месторождение неизвестного науке газа. Газ невидим и не имеет запаха, но постепенно убивает человека, в легкие которого он попадает. В течении нескольких дней зараженные теряют человеческий облик и контроль над собой.

Пытаясь остановить распространение смертельной заразы, власти Сиэттла обносят деловой центр города стеной из камня и кирпича высотой до 200 футов.

Спустя 16 лет после трагедии деловой центр Сиэттла площадью около 2 кв.километров продолжает находиться за каменной стеной. По официальным данным там никто не живёт, а попасть на его улицы можно только на борту воздушного судна, но сын Левитикуса Блю – юный Иезекия Уилкс, появившийся на свет уже после предположительной смерти своего родителя – решает отправиться за стену, чтобы узнать всю правду о создателе “Костотряса”.

* * *

Роман Чери Прист - первая большая ласточка в утопившем современный масскульт стимпанковом тренде. Романы про дирижабли и про винтажные противогазы писали задолго до неё, но только после выхода “Костотряса” и его выдвижения на все основные жанровые награды (от “Локуса” до “Хьюго”) старомодные приключения с кружевами, подвязками и медными шестерёнками появились под обложками сотен популярных книжек.

Как это часто бывает с популярными жанровыми трендами, первые пробивные ласточки редко становятся лучшими книгами своей волны (вспомним “Сумерки” и “Гарри Поттера”). Так получилось и с первым романом Чери Прист. Он ладно скроен и хорошо написан, но… лучше бы он остался рассказом или небольшой повестью. Самая удачная часть книги – это её предыстория. Линия про мальчика, который ищет папу, и маму, которая ищет мальчика, смотрелась бы хорошо в young adult’e, но, увы, это не он, а взрослое и стерильное чтиво.

Будь оно менее стерильным, было бы куда проще простить ему условность и непрописанность сеттинга, который не развивается дальше собственной преамбулы.

Тем не менее, книга вышла на русском, и, несмотря на мой недовольный бубнёж в последних строчках, прочитать ее, наверное, все же стоит. Издание модных переводных книг отстаёт в нашей стране на несколько лет, поэтому уверен, что многие из вас еще не избалованы хорошим и годным стимпанком.

Рыболовецкий траулер “Бореалис” возвращался на Аляску с полными трюмами крабов, когда на одном из айсбергов вахтенный заметил… голую девушку. Девушка бежала по снегу, навстречу кораблю, потом упала и уже не поднималась. Рыбаки спасли девушку, одели, отогрели, но так и не смогли добиться от новой пассажирки путного объяснения, что именно она делала во льдах посреди Берингова моря. Девушка не знала ничего, даже своего имени. Не знала или просто не хотела говорить.

Вскоре рыбаки обнаружили, что на корабле по непонятной причине не работает радио и отказал GPS. На следующее утро, сразу после побудки, экипаж корабля обнаружил пропажу самого молодого матроса. Несколько часов спустя его обглоданные останки нашли в трюме с крабами. Пассажирка ничего не знала, ничего не слышала. Но когда боцман остался вместе с ней в каюте один на один, девушка посмотрела на него в упор и сказала: трудный ты человек, Чарли; все остальные – простые, а ты – трудный. Но, знаешь, это вовсе не проблема - всего лишь вопрос времени.

Рассказ начинается с пролога “12 years ago”, который авансом спойлерит если не саму природу, то уж точно сущность явления, с которым столкнулись матросы с “Бореалиса”. Сей факт и еще отсутствие необычного твиста, которого очень сильно ждешь с первой и до последней страницы, заметно портит впечатление от повести. Но только первое впечатление. Атмосфера снежного ада, бесконечных льдов и колючего холода под кожей передана настолько ярко, что когда на следующий день после прочтения я снова открыл ебук, то перечитал на автомате едва ли не треть всего текста.

В 1988 году издатели из ныне покойного Poseidon Press уломали Фрэнку Заппу написать книгу собственных мемуаров. Получив в качестве литературного негра журналиста Питера Оккиогроссо, Заппа пустился по волнам собственной памяти и породил море качественных и эффектных лулзов. История детства и юности Заппы – безупречная сага coming-of-age. Помесь Хогбенов и фильмов поколения “Бунтовщика без причины”.

Папа устроился метеорологом в Эджвудский арсенал. Во время Второй мировой войны там делали отравляющий газ, а метеоролог, насколько я понимаю, определял направление ветра, когда придет время выпускать эту дрянь.
Папа приносил мне из лаборатории поиграть всякое оборудование: мензурки, оплетенные бутыли с узким горлом, маленькие чашки Петри с ртутью — с шариками ртути. И я вечно со всем этим играл. Весь пол моей спальни был в этой «гадости» — ртуть пополам с катышками пыли. Одна из моих непременных тогдашних забав — высыпать ртуть на пол и колотить по ней молотком, пока не заляпает всю комнату. Я жил в ртути…
…Когда изобрели ДДТ, отец принес домой целый мешок — он в чулане стоял. Нет, я ДДТ не ел, ничего такого, хотя папа сказал, что можно! — предполагалось, что порошок безвреден и убивает только клопов…
…В округе на все лады обсуждался «новый способ» лечения гайморита. Путем запихивания радия в ноздри. (Слыхали что-нибудь подобное?) Родители отвели меня к очередному врачу-итальянцу, и хотя их намерения мне были неведомы, я особого удовольствия не ждал. У доктора было нечто вроде длинной проволоки — фут, а то и больше, — с шариком радия на конце. Он запихнул проволоку мне в нос, а там — в обе пазухи. (Вероятно, следовало проверить, не светится ли в темноте мой носовой платок.)…
…Часть квартирной платы папа покрывал за счет добровольного участия в испытаниях химического (а может, даже биологического) оружия. Называлось «кожная аллергическая проба». Военные не говорили, что накладывают на кожу, а ты соглашался не расчесывать и не заглядывать под повязку, — но за каждую пробу платили десятку. Через пару недель все снимали.
Каждую неделю папа приходил домой с тремя-четырьмя такими штуковинами на руках и на разных частях тела. Не знаю, что это была за дрянь и как она могла повлиять на его здоровье (или на здоровье любого из детей, родившихся после того, как с ним это проделали)…
…Мамина мама не говорила по-английски и поэтому рассказывала нам сказки по-итальянски — к примеру, про «мано пелуса», волосатую руку. «Мано пелуса! Вене куа!» — говорила она страшным «бабушкиным голосом», что должно было означать: «Волосатая рука! Иди сюда!» — а потом пальцами проводила по моей руке. Вот чем занимались люди, когда не было телевидения…


Вторая четверть книги – про бытие музыкантом. Предполагалось, что Заппа станет травить байки из собственной жизни, но он всячески избегает это делать, коварно выдавив за всю книгу меньше десятка и почти все безобидные. Про спящего на кухне Джимми Хендриса, про вытаскивающего у него занозу из ноги Мика Джаггера, про Саймона и Гарфункеля, выступающих под именем “Том и Джерри”. И еще про Дюка, да.

…Явились облаченный в смокинг Джон Уэйн с двумя телохранителями, еще один малый и две дамы в вечерних платьях — все очень пьяные. Приблизившись, Джон Уэйн схватил меня, поднял и принялся хлопать по спине с воплями: «Я видел тебя в Египте, ты был великолепен… а потом ты у меня отсосал!»
Мне он сразу не понравился.
Зал был переполнен. Выйдя на сцену в начале последнего отделения, я объявил: «Дамы и господа, как вам известно, сегодня канун Дня Всех Святых. Мы ждали сегодня очень важных гостей — к нам должен был прийти Джордж Линкольн Рокуэлл, вождь Американской Нацистской партии, — к сожалению, он прийти не смог, — но зато здесь присутствует Джон Уэйн».
Только я это сказал, как он встал из-за столика, доковылял до танцплощадки и принялся держать речь. Я протянул вниз микрофон, чтобы всем было слышно; он нес какую-то ахинею, вроде «…и если меня изберут, обещаю…». Тут один телохранитель схватил его и усадил на место. Другой вернул мне микрофон и велел остыть, пригрозив БОЛЬШИМИ НЕПРИЯТНОСТЯМИ.“ДАЛЕЕ”Collapse )

Шарлотта Дэвидсон живёт в Нью-Мехико и работает частным детективом. Но это лишь способ зарабатывания денег, а её подлинное призвание – ангел смерти. Шарлотта не просто видит мертвых, она способна отправить их в лучший мир. И это далеко не все таланты у нашей героини. Шарлотта прекрасно помнит всю свою жизнь с момента появления на свет, знает все существующие языки. И еще у неё есть мистический незримый сторож, который приходит к ней на помощь в самые критические моменты.

Приходит и расхуяривает врагов в кровавую кашу.

К счастью, героиня привыкла ко всем этим радостям, поэтому встречает приключения с улыбкой и дежурной хохмочкой… за которые её, блядь, хочется просто взять и прибить. Гибрид урбанника с паранормальным романсом - это уже ад кромешный, а добавление в этот винегрет иронического детектива серьезно вредит фауне читательского кишечника.

Хотя, стоп, готов признать, что одна удачная шутка в книге все же есть – это имена, которые героиня дала каждой из своих сисек. Правда, под конец книги её совсем понесло, и она даже свои яичники окрестила, а это уже был явный перебор. Собственно, именно в подобных нюансах главный недостаток франшизы. Текст похож больше не на книгу, а на её адаптацию для чикситкома.

wtf

Джоан Ролинг больше не является автором, продавшим больше всех своих книг, — по крайней мере в Великобритании. Новая королева книжного рынка — Э.Л.Джеймс с «Пятьюдесятью оттенками серого». Уже сейчас «Оттенков» продано вдвое больше, чем последнего «Гарри Поттера». Еще раз: теперь это Главный Бестселлер Всех Времен — пока только в Англии; пока.

http://www.afisha.ru/article/lenizdat-konec-garri-pottera-gor-vidal/?utm_source=feedburner
Начнем с пафосного прогона.

Некоторые люди регулярно спрашивают Зилича, как ему удается читать много книг и смотреть много фильмов. Он обычно в ответ либо отшучивается, либо прогоняет длинную и муторную телегу. Настолько длинную и муторную, что наконец решил её записать, дабы не повторять раз за разом, словно заезженную пластинку.

Итак, примерно два года назад я заметил, что мне стало трудно читать. Берешь книгу в руки, открываешь, втыкаешь и через пару страниц видишь, что буквы расползаются, внимание теряется, читать невозможно. Вот и пиздец, подумал Зилич, посадил ты, придурок, собственное зрение. Говорили тебе, компьютер – это зло, а ты не слушал умных людей. В течении следующего года я ничего не читал. Ну, пробовал несколько раз, но это всегда заканчивалось примерно на 40-й или 50-й странице. Я больше НЕ МОГ читать. Старался изо всех сил, мучил себя, но тупо не мог. Год спустя отправился к окулисту и обнаружил, что со зрением все в порядке. Ну, в смысле, оно такое же херовое как пять или десять лет назад, не лучше и не хуже.

За следующий месяц я прочитал 8 книг. За второй – 13. За третий – 9. Было очевидно, что весь мой ридер-блок – это чистой воды самообман. Лень, апатия, паника, комплексы, гребаная прокрастинация и еще дюжина других негативных эмоций. Вся эта дрянь сплелась в один большой удушливый комок, целый год питалась моими страхами, но потом, когда её обнаружили, сдрейфила и растворилась в мгновении ока.

Поэтому, когда друзья или знакомые говорят мне, что больше не читают книги: мол, много работы, сильно устаю, придешь домой, упадешь перед телевизором и даже чая не можешь себе налить, то я почти всегда говорю, что это пиздёж и провокация. Или меняй работу, сам видишь – она тебя убивает, или перестань врать самому себе. Лень, комплексы, прокрастинация. Один старый приятель недавно жаловался. Говорит, пару лет назад я бросил читать книги и начал только смотреть фильмы. Потом бросил смотреть фильмы и начал смотреть только сериалы. Потом бросил смотреть сериалы начал смотреть только видосики по ютубу… Кто я после этого? Ну, отвечаю, два года назад ты был офисным планктоном, сегодня – ты просто еблан. Понимаешь, говорю, тут какбы все очень просто. В твоей голове две зоны комфорта – твоя собственная и твоего внутреннего эго. ТВОЯ зона комфорта – это когда ты сидишь на берегу океана, тепло, солнечно, вокруг толпа шикарных женщин, ты говоришь на 15 языках, программируешь на 30, умеешь телепатически общаться с пришельцами из космоса. Зона комфорта твоего ЭГО – ты лежишь в луже теплого и мягкого говна, тепло, мягко и ничего не надо делать, хочешь жрать – открой рот и оно заползет само, хочешь трахаться – зачем тебе трахаться, говно вокруг тебя теплое и мягкое, тебе вообще больше ничего не надо.

Если вы уже достигли своей зоны комфорта – своей или собственного эго – читать этот текст дальше не имеет смысла. Он исключительно для тех, кто продолжает барахтаться и плыть против течения.

Сразу скажу, что среди тех, кто продолжает барахтаться, встречаются странные субъекты, которые могу сбить с толку случайного пловца. Одни говорят, что читать следует только классическую литературу, мол, современная литра – полное говно. Почему они это говорят? Боятся, что рухнет заложенный в детстве паттерн нормы окружающей действительности и они перестанут понимать что такое “хорошо” и что такое “плохо”. Другие говорят, что больше не читают худлит, только научную литературу. Почему они это говорят? Чаще всего - кидают понты. Уверены, что понты – это важно. У меня среди знакомых много народа, кто из алкоголя пьют только виски - морщатся, но пьют - потому что водку пьет быдло, а виски – благородный напиток. Некоторые писатели любят говорить, что если ты сам начал писать – нужно перестать читать книги других людей. Какие, блядь, изысканные комплексы.

Почему Зилич написал этот абзац – это тоже хороший вопрос. Но мы про него говорить не станем, лучше перейдем сразу к делу.

Два совета. Всего два совета того, как вернуть любовь к чтению, если она у вас в серьезном кризисе. Советовать можно давать море, если хотите – добавляйте, но я ограничусь только двумя.

Первый – найди свой magic place. Место, где тебе наиболее приятно и комфортно читать. Совет звучит, на первый взгляд, дурацки и наивно, но поверьте, не шутка. Проблема с чтением, с которой я начал этот пост, была именно из-за этого. Я сменил дом и не нашел на новой квартире подходящее “ритуальное” место. Целый год прожил сироткой. Просто забыл, что должен как кот пометить все углы, чтобы ощутить где и что. Кто-то читает книги в сортире, кто-то в ванной, кто-то на кухне под батареей. Не стремайтесь двигать мебель и громко шуметь. Вам позарез нужно место, в котором можно залипнуть с книгой на два или три часа. Если у вас нет такого места – плохо; если вы считаете, что оно вам не нужно – еще хуже.

Второе – найди свой “forcefield of empathy” (или, на худой конец, forcefield of rivalry). Хотя бы пару человек, которые что-то читают и способны невольно мотивировать тебя на чтение. “Что-то читают” – это я плохо выразился. Если твой друг читает только Бегбедера и Пелевина, это может напрочь отбить желание брать книги в руки. Лучше всего, если они читают вещи, о которых ты раньше никогда не слышал, что-то интригующее и непривычное. Люди нужны. ЖИВЫЕ ЛЮДИ. Одному всегда сложно тянуть свой крест. Многие бросили читать книги и комиксы только потому что в реале их не с кем было обсудить. Пусть общение в виртуале – это выход, но выход не слишком универсальный. Иногда он только добавляет уныния и разочарования.

Если быть предельно честным, за мое собственное возвращение к чтению нужно говорить спасибо не только врачу-окулисту. Прошлым летом был в Питере и Мор (bridge_on_fire) с Захадумом (zahadoom) помогли мне распечатать правильные чакры. Спасибо вам, бро! Спасибо и респект!

В моей френдленте много людей, пишущих о кино, а вот тех, кто пишет о литературе, катастрофически мало. Исчезни из неё raygarraty или angels_chinese и ленту можно бросать читать. И это вовсе не пиар, просто подумалось. Например, на прошлой неделе у меня в камментах появился men_at_arms. Я никогда не слышал про этого человека раньше, но залип над его журналом часа на три. Отличный журнал. Быть может, в Сети есть десятки других хороших журналов, посвященных литературе, но ведь их фиг найдешь.

Вот, например, мощный мотиватор – социальная сеть Goodreads.com. Звучит, на первый взгляд, не особо многообещающе. Сам не помню, почему завел аккаунт, но последние месяцы – это, наверное, любимый сайт, сайт номер один. Идея простая. Заводишь аккаунт и добавляешь в него книги, которые читаешь в текущий момент. Или которые прочел за всю свою жизнь. Раскладываешь по полочкам, читаешь комменты, пишешь комменты. Узнаешь из рекомендаций о сотнях книг, о существовании которых даже не подозревал. Добавляешь френдов и каждое утро узнаешь, что они читают или прочитали. Например, что читает последний месяц Нил Гейман и сколько звездочек ставит прочитанному (он, на самом деле, порядком халтурит и не особо активно ведет статистику, но пример хороший). Если что – велкам. http://www.goodreads.com/user/show/6092532-felix-zilich

Короче говоря, учитесь искать для себя мотиваторы. Универсальных, увы, нет.

про гей-алерт

Почти в середине третьего романа про Томми Талона я обнаружил, что главный герой – гей, и это вовсе не новость, а факт, известный всем с первой книги. Будучи в шоке, спросил у Мугеза, как получилось что я не обратил на это внимания. Да ты чё, говорит сержант, в первой же книге телочка клеится к Тэлону, а тот в ответ: извини, детка, но я играю в другой лиге. Блин, говорю, я прекрасно помню этот диалог, но я подумал, что он, как типичный герой нуара, просто выебыется. А как же, говорит Мугез, его сопли вокруг смерти учителя. Ну, оплакивать учителя – это нормально, не все же бесчувственные пеньки типа Люка Скайуокера, в книге же не было сказано прямым текстом, что они трахались. Не было, но это читалось между строк.

И понял Зилич, что у него, похоже, проблемы с гей-алертом. Он перестал замечать очевидные вещи, больше не считывает между строк. Не исключено, что половина его френдленты – свежеобращенные геи и лесбы, а ему казалось, что они просто политически активные и любят тусоваться на Болотной. Черт побери, наверное, лучше быть дальтоником, чем совсем без гей-алерта.

С другой стороны, встретил на неделе приятеля и тот рассказал грустную историю о том, что он больше не может играть в Mass Effect. Представляешь, говорит, скачал демку к третьей части, прохожу и вдруг Кайдан Аленко останавливается и так пристально смотрит мне в глаза, что я понимаю – еще полчаса геймплея и кто-то кого-то выебет в жопу. Я посмеялся, говорю, лох ты и гомофоб, а сам сутки спустя при установке ME3 недрогнувшей рукой поставил галочку в графе “Kaidan Alenko is dead”. Мда.

железные фейри

Если потыкать в Сети по западным книжным магазинам, обнаружишь, что раздел “фэнтези” почти всегда начинается с двух именных полок – Джорджа Мартина и Джули Кагавы. С первым вопросов нет, сам заслужил и сериал ему неплохо помог, но вот присутствие в топе девушки с японской фамилией вызывает искреннее любопытство. Настолько сильное, что я уже прочел три из четырех изданных на данный момент её романов. Нормальное чтиво. Подростковое и для девочек, но вполне милое и читабельное. Плюс в формате “городское фэнтези”, к которому я неравнодушен в любом его проявлении.

Главное достижение Джули Кагавы на март 2012 года – это тетралогия про железных фейри. Первые две книги “Железный король” и “Железная принцесса” изданы этой зимой на русском, если кому интересно – дерзайте.

Железный Король / Iron King (2010) **+/****

Меган Чейз – простая старшеклассница из Луизианы. Девушка из американской глубинки с полным набором обычных подростковых проблем и комплексов. Необычными проблемы стали для неё в тот день, когда Меган стукнуло шестнадцать и железные фейри забрали её младшего брата, оставив вместо мальчика мерзкого и злобного подменыша. Именно после этого происшествия девушка узнала, что является незаконнорожденной дочерью короля Оберона, повелителя летних фейри.

Все эти годы король присматривал за своим бастардом, приставив к нему легендарного эльфа Пака, которого девочка считала своим лучшим школьным приятелем. Теперь ситуация изменилась, ребенок вырос и его пора вернуть в фейрятник, пусть королева Титания и не рада появлению при дворе новой полукровки. Тем более, что волшебная страна находится на грани войны, поэтому карту нового бастарда может разыграть любой желающий. Мало того, что Летний Двор и Зимний Двор готовы в любой момент вцепиться друг другу в горло, но ведь за столом появился и новый сильный игрок – Железный Царь и его механическое войско, порожденное на свет людским прогрессом. Именно этот субъект и похитил брата Меган, будучи уверен, что девушка обязательно отправится на его поиски.

По сути, перед нами фильм “Лабиринт”, пересказанный для поколения, выросшего на “Сумерках” и японских мультиках. Писательница была уверена, что романов будет больше чем два, поэтому сюжет нетороплив (на многие вопросы ответы будут получены только к концу третьего романа), злодеи воистину анимешны, а героиня бодро и искренне несет справедливость во имя Луны. Главная интрига книги – не как спасти брата и волшебный мир, а какого мальчика выбрать из двух. Есть рыжий и энергичный трикстер из Летнего Двора, хороший воин и преданный друг. Но также есть принц из Зимнего двора, холодный и циничный бисёнен снаружи, очень трогательный и ранимый юноша внутри. Вдобавок, с большой личной трагедией в прошлом. Хны-хны.

Самый приятный персонаж книги и это вполне предсказуемо – волшебный кот Грималкин, полная копия Чеширского кота, хаотик-нейтрал со всеми его недостатками и достоинствами. П

- Король Оберон рисковал ради тебя, — возразила сатирка чуть тверже. — Ты оказалась в пожизненном долгу у Кайт Ши, а значит, он мог требовать чего угодно. Мой владыка Оберон принял этот долг как свой, чтобы Грималкин не заставил тебя никого отравить или отдать ему своего первенца.
Я в ужасе отпрянула.
— Он бы это сделал?
— Кто знает, что творится в голове кота?


Зимняя дорога / Winter’s Passage (2010)

Новелла-смычка, действие которой происходит между первой и вторым романами. Раскрывает пару стратегических нюансов, но читать её совершенно необязательно, только для фанатов. Герои возвращаются домой после победы над Железным Королем, а по их следам несется охотник-верфольф. Кто и на кой ляд послал это чудовище в погоню – мы узнаем только на последних страницах.

Железная Принцесса / Iron Daughter (2010) **/****

Железный Король повержен, но на его троне появляется самозванец, который объявляет фейрятнику финальный джихад. Правители Летнего и Зимнего Двора вынуждены объединиться перед лицом общего врага, но их шансы на победу ничтожны, магия фейри бессильна перед холодным железом. Ситуацию осложняет убийство старшего сына королевы Мэб и похищение ритуального жезла, определяющего смену времен года в человеческом мире.

Меган Чейз, на совести которой лежат обе эти неприятности, вынуждена отправиться в человеческий мир на поиски украденного артефакта. Девушке и её спутникам предстоит провести самый настоящий “шэдоуран” в одном из мегакорпов Силиконовой долины, где окопались самые преданные лейтенанты поверженного железного монарха.

Как это часто бывает с трилогиями, вторая книга читается не особо интересно. Мы понимаем, что все твисты отложены на следующий роман, поэтому лучшее, что мы можем получить – это много бессмысленного экшена и бесконечное выяснение отношений. Ну, в смысле – какой из мальчиков лучше. Первый или второй. Второй или первый. Первый или второй. Второй или первый. Ыыыы.

Железная королева / Iron Queen (2011) ***/****

С начала первого романа мы были уверены, что героиня должна возглавить железных фейри. Это было очевидно даже из названия, поэтому третья книга – это нечто до последнего события предсказуемое, но при этом очень яркое и жизнеутверждающее. То бишь чтение трех книг типа оправдано.

Летняя дорога / Summer’s Crossing (2011)

Вторая новелла-смычка. На этот раз между третьим и четвертым романами. Повествование ведется от лица Робина, от которого мы узнаем о самом отчаянном выборе, который ему пришлось сделать в своей бесконечной жизни. Читать совершенно необязательно, с другой стороны – не возбраняется.

режиссер Грег Моттола

в ролях Саймон Пегг, Ник Фрост, Кристен Виг, Джейсон Бэйтеман


Полтора часа пытался вкурить, почему меня напрягает этот фильм. Вроде бы, атмосфера на экране задушевная, Моттола, как всегда, молоток, Пегг и Фрост – миленькие и плюшевые пусечки, а у Паши Воли – голос мудрой и уставшей от жизни черепахи. Но не втыкает. Хоть убей, абсолютно не втыкает.

К счастью, через полтора часа экранного времени создатели фильма нарушили молчание и сами объяснили суть проблемы. Пойми, Зилич, сказали они, все настоящие гики делятся на две категории: первые с детства мечтают вдуть Сигурни Уивер (ну, хотя бы из уважения к старушке), а вторые – лелеют всю жизнь мечту дать ей в табло с ноги. Ты, Зилич, из первой категории, мы – из второй. Извини, друг, ничего личного.

Если серьезно, то основная проблема у “Пола" совсем в другом. В дефиците референций. Кино претендует на то, что оно – мега-убер-супер-гиковское, а в нем за весь фильм всего три или четыре внятные референции, при этом референции самые попсовые и затасканные: E.T, Близкие контакты, Секретные материалы, Чужие. Словно за последние 60 лет про пришельцев не было снято и написано ничего, заслуживающего лишнего упоминания в подобном проекте.

Особенно хорошо этот гиковский вакуум ощущается в сценах с конвента, где с камео вообще полная труба. В кадре из тысячи гостей только Роберт Киркман и его братва, которые последние месяцы активно пеарятся везде, где только могут засветиться. Отдельно стоит упомянуть Джеффри Тамбора в роли писателя Адама Шэдоучайлда. Вот, скажите мне, что это было? Пародия на кого-то конкретного или просто шутка для обычных смертных “ох уж эти писатели-фантасты с их смешными и дурацкими псевдонимами”. А агент Лоренцо Зойл? Блин, я десять минут теребил извилины, пытаясь найти глубинный смысл в этом имени. Потом сообразил и бросил даже пытаться.

Извините, парни, но Эдгар Райт такой бы шняги точно не снял.

пипетка

В поисках позитива начал на праздниках в третий или четвертый раз пересматривать сериал “Меня зовут Эрл”.

Главное открытие на данный момент: в шестой серии играет Хлоя Морец. Всего восемь лет, а уже стопроцентная Убивашка.

Если кто не помнит (или просто не видел), в финале серии маленькая Хлоя метает длинные ножи в связанного Джейсона Ли, промахивается, нож втыкается в ногу героя, девочка хватается за голову “ой-ой-ой, что я наделала”, но уже через секунду довольная ухмылка расползается по её лицу. Булзай.






режиссер Умэцугу Иноуэ

в ролях Матико Кё, Минору Оки, Дзюнко Кано, Хироси Кавагути


Частный сыщик Когоро Акэти - самый известный детектив в истории японской литературы. Созданный Эдогавой Рампо на самом закате эпохи Тайсё, он уже более восьмидесяти лет путешествует из книги в книгу, из фильма в фильм, из комикса в комикс.

Некоторым заклятым врагам Акэти удалось разделить с сыщиком его славу - Злодей С Двадцатью Лицами, Человек-Паук (Кумо-отоко) и Черная Ящерица. Эти жуткие имена знает теперь каждый, кто хоть немного увлечен японским масскультом. Не последнюю роль в этом сыграл писатель Юкио Мисима. Будучи очарован романом о <Черной Ящерице> (год первого издания - 1934), писатель искусно адаптировал книгу для театральных подмостков.

После шумного успеха его постановки в декабре 1961 года студия Daiei без раздумий приобрела права на экранизацию. Понимая, что работа будет не типичной для их репертуара, продюсеры пригласили постановщиком режиссера <со стороны>. Выбор продюсеров пал на Умэцугу Иноуэ, чей опыт в работе над мюзиклами и сценическими феериями не вызывал сомнений.

Тут надо сразу заметить, что у меня очень специфическое отношение к Иноуэ. С одной стороны, я мэтра очень уважаю и люблю, с другой - не ожидаю от его картин ничего новаторского и оригинального. Умэцугу Иноуэ - король формата <советский голубой огонек>. В этом жанре ему нет равных, но за его пределами Иноуэ, как правило, сер, тих и неприметен.

Начало его <Черной Ящерицы> и в самом деле не предвещает беды. Узнаваемые без труда <огоньковские> мизансцены, медленная и неторопливая камера, ненавязчивый саундтрек, бурчащие в диафрагму герои, ночной клуб как основное место развития сюжета.

Примерно на десятой минуте становится очевидно, что режиссер что-то задумал, и в кадре происходят непонятные метаморфозы. Я обычно стараюсь не считать монтажные склейки и не рубить кадр по диагоналям, это опасное сектантство, но здесь диагонали прямо бросаются в глаза. Во время первого разговора с Санаэ Матико Кё неожиданно начинает манерно ломать запястья, повторяя движения традиционных танцев. Раз-два-три, раз-два-три. Сначала думаешь, что это экспромт актрисы, ее обычный пластический фрикаж, но проходит еще пара секунд - и Санаэ начинает неосознанно повторять движения своей собеседницы. Еще через пару секунд действие переносится в мужскую комнату, и зритель с ужасом понимает, что Акэти и Ивасэ-старший держат в руках зажигалки и повторяют те же самые ломаные движения запястьем. Кукловод полностью контролирует их пластику.

ДАЛЬШЕ http://shinema.ru/films/rus/ch/32571/
Одна из самых крупных индийских кинопремьер ближайших месяцев – исторический блокбастер ”Veer”, снятый по мотивам повести Гоголя “Тарас Бульба”.

Если верить звезде фильма Салману Кхану, то это его главный dream-project на протяжении 20 лет. Хотя бы по этой причине он сам написал сценарий и выступил в качестве продюсера.Место действия картины: Раджастан второй половины XIX века. Контекст: спровоцированная британцами война между местными племенами

Бюджет – $15-20 млн. Премьера – 23 января 2010 года.



Бывший аналитик ЦРУ Уорд Хопкинс вернулся в Монтану, чтобы похоронить родителей, погибших в автокатастрофе. Под обивкой старого дивана он случайно нашел записку “мы живы”, а в старом плеере – кассету с нарезкой из домашнего видео сорокалетней давности. На пленке Уорд увидел маленького себя и еще собственного… брата-близнеца, о существовании которого он даже не подозревал. Пытаясь выйти на след родственников, Хопкинс постепенно узнает о существовании тайного общества “Соломенные люди”, уже несколько сотен лет функционирующих на территории Штатов.

Философия у “соломеных” очень простая, хотя на первый взгляд может показаться замысловатой. Цивилизация – вирус, который необходимо в себе победить и уничтожить. Несколько тысяч лет назад этот вирус стал паразитировать на охотниках-кроманьонцах, превратив их из гордых благородных одиночек в послушное стадо, контролируемое идеями совести и морали. По этой причине развитие человеческого общества – это не развитие человека как биологического особи, а эволюция вируса-паразита, все больше и больше загоняющего человека в свое рабство.

“Соломенные люди” – термин для определения тех, кто берет ответственность за чужие преступления. Чучелко, пугало, подстава. Изучая фотографии и видеозаписи со всех крупнейших преступлений за последние двадцать лет (теракты, массовые убийства, серийные убийства, пожары), Уорд Хопкинс с ужасом понимает, что каждый раз замечает в толпе одного и того же человека. И лицо этого человека до боли знакомо.

Британский писатель Майкл Маршалл – лучший кандидат на звание “нового Стивена Кинга”. Пусть диапазон его творчества более узок, а воображение предпочитает всегда цепляться руками за землю, атмосфера, царящая в книгах Маршалла – та самая, что у Кинга и Дина Кунца в лучшие годы их творчества. Провинциальная Америка глазами изгоев, по следам которых несется неведомое и почти сверхъестественное зло: пустующие дома, пыльные окна, грязные и безлюдные улочки. Ты приезжаешь в новый город, имея за душой только ноутбук, короткоствол и одну обойму, а враг уже прячется на заднем дворе и скалит зубы. Мрак и безнадега.

На самом деле, “Майкл Маршалл” – тоже “солома". Если точнее, то псевдоним британского фантаста Майкла Маршалла Смита, автора “Only Forward”, “Spares”, лауреата премии Филиппа Дика. Задумав испытать себя в околофантастическом мэйнстриме, британец последовал примеру соотечественника Иэна Бэнкса и немного исказил уже существующее имя. Был один писатель, теперь их стало два.

“Соломенные люди” – дебют Майкла Маршалла на поприще конспирологического триллера и первый роман в трилогии про Уорда Хопкинса. Дебют очень удачный. В прошлом году Zenecscope запустили по книге долгоиграющий комикс, в следующем – продюсеры Крис Бендер и Дж.С.Спинк приступают к съемкам первой экранизации. Если учесть, что эти люди уже замутили такие вещи как “История насилия”, “Пункт назначения” и “Эффект бабочки”, то проект видится пока только в положительном свете.

режиссер Рудольф Картье (Quatermass)

в ролях Клер Блум, Шон Коннери, Мариуш Геринг


Продолжаем ретроспективу “Молодой Шон Коннери”.

Фильм Номер Три – черно-белый телеспектакль по роману Льва Толстого. Шону – 30, он в роли графа Алексея Кирилловича Вронского.

Отсмотрено только для ретроспективы. Лев Толстой – не мой автор, а Анна Каренина – не самое сильное его произведение. Вычти из него прибытие поезда в финале (это спойлер, да), и половина читателей не сможет вспомнить основную интригу. В принципе, похожая ситуация со всеми экранизациями этого романа. Поезд в начале, поезд в конце, женщина посередине. Ну и еще Кон Шоннери в данном случае, хоть шерсти клок.
 
Несколько дней назад у меня началась ломка. Я вспомнил, что уже пару лет не читал новых книг Дина Кунца, и от этого открытия на душе стало очень муторно и неудобно. Дин Кунц – очень сильный наркотик. Про него можно долго шутить и говорить много гадостей, но если в детстве тебя подсадили на “Ангелов-хранителей” и “Сумеречный взгляд”, то к книгам Кунца ты будешь возвращаться раз за разом.

Причина подобного успеха очевидна – это сюжетная формула, по которой написаны 85% книг писателя. Герой, героиня и собака - бегут. Загадочная мистическая фигня - их преследует. В финале все четверо обязательно встречаются, и мы узнаем, что никакой мистики на самом деле нет, но зато есть суровое нф-объяснялово. Одним словом, хорошая и надежная формула, которая безотказно работает у Кунца уже более двадцати лет.

Роман “Тиктак”, который я купил в ближайшем магазине, оказался из этой же серии. Герой, героиня, собака, монстр. Первую половину романа я откровенно скучал и жалел о том, что связался с этой книгой. Но зато со второй половины…

Томми Фану было восемь лет, когда его семейство бежало из Вьетнама и поселилось на гостеприимных американских берегах. Теперь ему уже 30, и он – начинающий писатель-детективщик, публикующий романы про крутого частного сыщика Чипа Нгуена – тоже натурализованного вьетнамца. Однажды, вернувшись домой, Томми обнаружил на пороге маленькую тряпичную куколку и грязную бумажку с иероглифами. Томми принес куклу в дом, и через несколько минут она ожила. Тряпичная кожа стала медленно рваться. Из под нее появился сначала глаз, потом когти, а после этого наружу выбралась маленькая двуногая рептилия, которая сразу же попыталась убить потрясенного Томми Фана.

Понятно, что саму рептилию уничтожить было невозможно; железки она перегрызала, пули выплевывала и при этом постепенно увеличивалась в размерах. После долгого и мучительного поединка, продолжавшегося страниц сто, герой наконец додумался выскочить из дома и бежать куда глаза глядят. Из всего случившегося кошмара он запомнил только буквы, возникшие на мониторе. “ТИК ТАК ПОПРОБУЙ ДОЖИТЬ ДО УТРА”

Примерно с середины книги сюжет слетает с катушек и уходит в невероятные дали, а мы с восторгом понимаем, что перед нами вовсе не horror, а самая настоящая fairytale. Совершенно безумный гибрид “Золушки”, “Красной Шапочки” и “Спящей красавицы” с забавной авторской нотацией в финале. Еще с такой нотацией, что после нее финал нового “Индианы Джонса” сразу показался правильным и логичным. Ничего удивительного, Лукас и Кунц принадлежат к одному поколению, поэтому и тараканы у обоих тоже общие.
Стивен Кинг назвал этот роман “самой ужасной книгой последнего десятилетия”. Бен Стиллер ничего не сказал – просто купил права на ее экранизацию. Благодаря подобной оперативности двух звезд, фильм по “Руинам” выходит на экраны России уже в апреле этого года.

Если в выходе экранизации нет ничего странного, то появление за два месяца до премьеры русского перевода – пусть и кривого – это уже весьма приятный сюрприз.

Четверо молодых американцев отправляются на каникулы в Мексику. Познакомившись со своим сверстником из Германии, они решают посетить археологические раскопки, на которые уехал его брат. Но по мере удаления от цивилизация герои видят, что местные жители им совершенно не рады. Живущие в этих джунглях индейцы майя предпринимают все возможное, кроме насилия, чтобы не пустить пришельцев на тот холм, где должны проходить раскопки. На свой страх и риск туристы поднимаются на эту возвышенность и очень быстро понимают, что никогда с нее более не спустятся. С этого холма уже давно никто не спускается. Живым.

По отношению к книге и экранизации у меня последний год было много серьезного скепсиса. Сюжет про “американских студентов, которые попали не туда или просто попали” воспринимался после “Хостела” очень паршиво и не вызывал особых симпатий. Тем приятнее был вызванный романом эффект. Суровый депрессовый эффект, который не отпускал на протяжении нескольких суток. И причиной тому была не только предсказуемая обреченность всего повествования, но и сам предмет страха, о котором я вам пока ничего не скажу; не хочу спойлерить. Скажу только, что источником страха являются вовсе не люди и ничего оккультного в книге тоже нет.

Главный минус романа – его киношность. Писатель Скотт Смит – известный голливудский сценарист, и это самым негативным образом отражается на языке его прозы. Собственно, уже по этому языку и структуре повествования видно, что книга писалась специально для того, чтобы быть перенесенной на большой экран. И чтобы мистер Смит самым подлым образом получил бабки три раза – за книгу, права на ее экранизацию и за сценарий к фильму.

Но если об этом факте забыть и просто получать удовольствие, то “Руины” наверняка оставят след не только на вашем настроении, но и на аппетите. А также вашем отношении к вопросам защиты окружающей среды.
Гарри Поттер сосет! Это первые слова, которые приходят на ум после прочтения второго романа Джонатана Страуда из “Трилогии Бартимеуса”. Гарри Поттер сосет, но и это получается у него очень и очень плохо!

Изрядно размявшись и набив руку на “Амулете Самарканда”, Страуд входит в состояние божественного озарения. Он контролирует свой текст до самой последней детали. Интрига натянута как струна, все шутки работают словно швейцарские механизмы, а каждый из персонажей ведет себя так, как еще никогда не вели себя герои подросткового фэнтези. И еще киношность. Невероятная фантастическая киношность, которую часто можно поставить литературному произведению в упрек, но только не в этом случае. И пусть экранизацию “Глаза Голема” мы увидим только лет через пять, но зато этого момента мы будем ждать с нетерпением, надеждой и опаской. С очень серьезной опаской, так как будет достаточно всего пары неправильных штрихов для того, чтобы психологическая картина романа затрещала по швам и потеряла свой смысл.
За пять минут до конца света Сатана сидел в маленьком кинотеатре на Бродвее и смотрел по пятому разу итальянский фильм ужасов. Хотите узнать какой именно? Тогда прочитайте эту пост-апокалиптическую сказку Роберта Маккаммона и тогда точно узнаете.

“Песня Свонн” – помесь “Lord of the Rings” и “Fallout”. Первая книга автора, за которую он был удостоен премии Брэма Стокера. Первая книга автора, после которой его стали беспощадно сравнивать со Стивеном Кингом, утверждая, что Кинг – король, а Маккаммон – лох и имитатор. И что на это скажешь? Ну пусть лох и имитатор, но зато с таким визуальным воображением, что его книгу можно смело экранизировать с любой страницы. Особенно в формате многосерийного аниме-сериала. В романе столько колоритных персонажей и ярких событий, что запороть подобный сериал не смогла бы даже студия Gonzo.

Почему “имитатор”? Потому что “Песня Свон” и в самом деле может напомнить некоторым читателям кинговское “Противостояние”. Особенно в том случае, что эти читатели не видели в своей жизни никаких других книг про большой и красивый конец света, кроме эпоса про царство Флэгга в Лас-Вегасе.

В романе Маккаммона конец света длится всего несколько часов. За это время ядерные ракеты США и СССР стирают с северного полушария Земли почти все живое. После этого остатки человечества пытаются выжить в этой выжженой пустыне, даже не мечтая о каком-либо восстановлении цивилизации. Это длится вплоть до тех пор, пока молва не начинает рассказывать о странной девушке, способной побеждать смерть. Девушке, ее гигантском спутнике и необычном артефакте, упавшем с неба.
В первые десять минут фильма режиссер Тим Стори умело делает себе сеппуку. Всего двумя или тремя сочными движениями он сводит на ноль все достижения первой картины и ставит в финале жирную точку. И если раньше мы видели, что стиль автора “Четверки” легок и искрометен (и это порядком отличало его от всех остальных экранизаций комиксов издательства “Marvel”), то теперь Стори добровольно влился в одну общую компанию и сварил наконец собственное ведро соплей.

Тут стоит сказать, что сопли у Стори получились очень жидкие. Если от соплей Сэма Рэйми мы не смогли полностью отмыться и по сей день, то после второй “Четверки” на нас совершенно сухая одежда. Ну разве можем мы поверить в то, что Рид Ричардс и Сьюзан Сторм испытывают серьезные межличностные проблемы, когда выражение лица Альбы постоянно напоминает нам героинь из порнухи “Slap Happy Bitches”. Можем ли мы поверить в то, что Джонни Сторм – чмо и лузер, если мы видели то, как круто он отжигал в первом фильме. Одним словом, заданный сценаристами для сиквела конфликт персонажей совершенно не ощущается, так как выбранный для первого фильма кастинг просто не в состоянии изобразить столь серьезные и необоснованные перемены в собственнх героях.

Отдельно стоит сказать про изображающего Серфера Дуга Джонса. Сказать грубо. Мы чертовски устали от этого мима. Если с его изображением Эба Сапиена в первом “Хэлбое” мы тихо смирились, Фавна в “Лабиринте” тоже пережевали, то манерного и худосочного Серфера мы перенесли очень и очень плохо.

Теперь уже ясно, что надо было брать на эту роль Вина Дизеля, как и планировалось с самого начала. Теперь уже ясно, но только поздно.
Если попытаться дать описание роману Страуда в трех словах, то лучших слов, чем "марксистский Гарри Поттер" придумать будет сложно. Английским сказочникам вообще свойственна повышенная идеалогизация. Простые сказки про "жили-были-траляля" у них никогда не получаются. Взять для примера Нила Геймана. Мужик полжизни пытается написать хорошую "просто-сказку", но каждый раз у него получается какая-нибудь фигня. В результате, он обижается, машет на содеянное рукой и возвращается в родные готические пенаты.

И такое со всеми остальными английскими сказочниками без исключений. Хотят они или не хотят, но обязательно выдают что-нибудь сурово политизированное. Йейтс и Грегори писали про национальные кельтские сумерки, Толкин и Льюис про дремучее тру-христианство, Пуллман про прелести гностицизма, а уж про Льюиса Кэррола даже вспоминать тошно. Уж слишком много аллюзий на разборки вигов с тори были на каждой странице его психоделических путешествий. Джоан Роулинг и Джонатан Страуд - не исключение. К счастью, второго от первой отличает по сей день не только политическая платформа, а еще и наличие таланта. Страуд - мастера слога, а Роулинг - хроническая дилетантка.

Что же марксистского в Страуде? В первую очередь, мироздание. Действие романа происходит в альтернативной версии современной Англии, где полтора века назад к власти пришли великие могучие волшебники Гладстон и Дизраели. С тех пор Англия подмяла под себя половину Европы и установила в своей империи самое настоящее полуфашисткое государство, проповедующее культ высших людей. Высшими людьми являются волшебники, которые по сей день правят страной. Остальной народ вынужден обслуживать все их нужды, считая, благодаря пропаганде, что волшебники защищают их от внешних и внутренних врагов. ДАЛЕЕCollapse )
Полтора года назад я дал себе слово, что никогда больше не буду читать романы Стива Эриксона. И вот сегодня, спустя все это время, я уже полчаса зависаю возле его новой прочитанной книги и думал о том, какого же черто мне приспичило нарушать данное себе обещание. Пока аргумент нашелся только один. Просто на обложке русского издания романа “Дни между станциями” изображен Натан Филион, и я чисто по фанатски не смог пройти в магазине мимо его портрета.

“Дни между станциями” – дебютная книга писателя, в которой мы легко можем найти все его будущие фирменнные фишки. От стихийных бедствий, вызываемых плохим настроением главной героини, и до превращенной в пластик и целлулоид эфемерной человеческой памяти. Надо при этом сразу отметить, что ничего киберпанкового и фантастического в этой книге тоже нет. Несмотря на бесконечные игры с магическим реализмом, она отвратительна правдоподобна.

Лучшая часть романа – центральная. Только она способна примирить читателя с беспомощностью и пассивностью остального текста. Самое смешное, что если начать пересказывать сюжет, то он может показаться даже интересным, хотя это будет всего лишь иллюзией. Эриксон сделал все возможное, чтобы вытравить из своей книги последние остатки интриги.

Сюжет “Дней между станциями” крутится вокруг потерянного шедевра немого кинематографа под названием “Смерть Марата”. Девяноста лет назад эту картину начал снимать молодой французский вундеркинд Адольф Сарр, который растянул работу над лентой на долгие и долгие годы. Пожирая его собственную жизнь и любовь к девушке из борделя, которую он считал собственной сестрой, Адольф так и не смог закончить свое произведение. Вот только с бегством Адольфа история его картины так и не прекратилась.

Шестьдесят лет спустя родной внук режиссера Мишель Сарасан попытался найти потерянные материалы и закончить ленту. Этой цели он так и не достиг, но зато она стоило ему девяти лет жизни, правого глаза и собственной памяти.
Придет октябрь
И распустятся сотни цветов
Их аромат заполнит столицу и достигнет небес
И тогда улицы Чанъана словно заполнятся золотыми доспехами


Это стихоторение рассказывает о главном осеннем празднике китайской традиции – Девятом Дне Девятого Месяца (30 октября), когда все города покрываются хризантемами, старые традиционалисты пьют хризантемовый чай и говорят о том, что именно в этот день человек должен попытаться по максимуму очистить собственную душу, чтобы не допустить великое зло в этот мир.

В то время, когда взрослые сражаются с собственной темной половиной, их дети грызут рисовые шарики-гао, из которых обычно торчат маленькие разноцветные флажки, и читают своим учителям стихи про хризантемы. Наверное, стихотворение про золотые доспехи тоже оказывается среди этих стихов, ведь его автором считается вожак легендерного крестьянского восстания Хуан Чао. Человек, история которого заставляет совершенно по иному взглянуть на праздник хризантем и на золотые доспехи.

В 878 году армия Хуан Чао захватила Чанъань и потопила город в крови. Хуан Чао стал новым самопровозглашенным императором, власть которого при этом оказалась совсем недолгой. Спустя всего несколько лет после собственной победы Хуан Чао пришлось покончить с собой, но только побежденную им империю Тан это уже все равно не спасло. На долгие десятилетия после смерти Хуан Чао Поднебесная погрузится в эпоху гражданских войн, которые навсегда изменят облик великой империи.

Образ кровавого праздника, этакого восточного Хэллоуина, когда люди вместо того, чтобы скрыть свои лица за масками, наоборот их скидывают, волновал Чжана Имоу на протяжении нескольких лет. После успешной премьеры “Героя” он сразу же приступил к написанию этого сценария, который должен был стать его следующей большой работой. Но следующей работой стал “Дом летающих книжалов”, что, в результате, сделало историю при хризантемы не второй, а уже третьей частью полноценной “имперской” трилогии.

В основу сценария легла классическая пьеса “китайского Шекспира” Цао Ю (1910\96) “Буря”, написанная им для реформистского театра-хуадзу еще в 1934 году. Действие пьесы происходило в Шанхае 20-ых годов, но Чжан Имоу сразу же перенес ее в Чанъань и на 1000 лет в прошлое. Название у картины тоже несколько раз менялось, но уже по требованию продюсеров. Из “Осеннего фестиваля” и “Города золотых доспехов” фильм был превращен в “Проклятье золотого цветка”, смысл которого до меня по сей день утерян.”ДАЛЕЕ”Collapse )
Этого человека звали Герати. Спустя двадцать лет после окончания Второй Мировой он вернулся в Америку и привез с собой самую большую коллекцию японской порнографии. Герати надеялся продать коллекцию какому-нибудь из университетов, но только таможня не оценила ее научную значимость и конфисковала весь груз.

Осознав крушение своих надежд на безбедную старость, пьяный и усталый Герати отправился в Бронкс, где его ждала вторая цель его путешествия. В небольшом баре на окраинах Бруклина Герати встретил парня по имени Квин и сказал ему о том, что может с легкостью раскрыть тайну его рождения. Для этого Квину нужно совсем немного. Отправиться на другой конец Тихого океана и найти старого канадского священника по фамилии Ламеро. Но только сделать это Квин должен не один, а в компании местного парня-дауна по кличке Большой Гоби. Именно он поможет Квинну найти ответ на вопросы “что случилось 33 года назад в поместье барона Кикути? Почему странное чеепитие, в котором принимали участие четверо людей в противогазах, смогло изменить ход мировой истории и остановить германские танковые дивизии под Москвой?””ДАЛЕЕ”Collapse )
Об этих событиях не было сказано в древних пророчествах и не было написано в старых газетах. Просто в один холодный вечер декабря 1921 года в небольшой кофейне на окраинах Иерусалима повстречались три человека. Повстречались, уселись за одним столом и стали играть в покер. Легендарный Иерусалимский Покер, который растянется отныне на долгие 12 лет и который решит всю дальнейшую судьбу Ближнего Востока. Легендарный Иерусалимский Покер, ставкой в котором станет сам город Иерусалим, а также и всего его обитатели.

Дело в том, что эти трое игроков вполне могли позволить себе подобную ставку, так как каждый из них давно уже был полновластным хозяином одной из третей этого древнего города. Беглый ирландский повстанец Салливан О’Бир оказался в этих краях меньше десяти лет назад, но уже успел за это время найти сокровища крестоносцев, подружиться с бессмертным старцем Хаджем Гаруном, открыть бизнес по торговле костяными христианскими хуями, а также всецело посвятить себя поискам подлинника Синайской Библии, скрытой в одной из местных харчевен его далеким предком. Второй игрок – Мунк Шонди – известный контрабандист, соратник великого сиониста барона Кикути, наследник венгерских миллионов и король еврейского квартала – мечтал все эти только об одном, об восстановлении израильской государственности.

В отличии от него цель третьего игрока – Каира Мученника – была куда менее благородна, хотя на самом деле отличалась не меньшей эпичностью. Каир хотел отомстить исламу за вековое бремя черного человека, поэтому уже много лет готовился выкрасть священный камень Каабы и захоронить его в самом далеком угодке пустыни. Но не успел, потому что Иерусалимский Покер всецело захватил его жизнь…”ДАЛЕЕ”Collapse )
Однажды к Яну Флемингу подошел его десятилетний сын Каспар и обиженным голосом сказал, что “папа у него плохой и своего Джеймса Бонда любит куда больше, чем собственного сына”. Флеминг очень на это обиделся и, чтобы восстановить порушенную репутацию, придумал для сына сказку. Угадайте, какую сказку мог придумать создатель агента 007 для собственного сына? Правильно, про телок в беде, аццкие девайсы, клевые тачки и чокнутых злодеев из Восточной Европы. Придуманная сказка была впервые напечатана только в 1964 году, уже после смерти ее автора.

Разумеется, продюсеры “бондианы” мгновенно купили на нее права и превратили в красочный детский мюзикл. Альберт Брокколи всегда был опытным бизнесменом, поэтому пустил в ход свои самые лучшие козыри. Первый козырь Брокколи: “наш фильм – это английский вызов диснеевской монополии, а каждый знает, что английские сказки всегда лучше”. Второй козырь Брокколи: сценарий к фильму написал писатель Роальд Даль, за пару лет до этого придумавший Вилли Вонку. Третий козырь Брокколи: “наш фильм – это фильм, созданный творцами “бондианы”. Помимо художников и дизайнеров из фильмов про 007 было позаимствовано также несколько принципиальных актеров. Для примера, главного злодея сказки сыграл “Голдфингер” Герт Фробе, а старого металоломщика - Дезмонд “Кью” Ллевелин.

Сюжет истории и даже ее название возникли из реальных событий. “Читти Читти Бэнг Бэнг” – именно так назывались ежегодные автогонки, которые проводил в южной Англии граф Луи Зборовски – знаменитый автомобилист, разбившийся на своей машине в 29 лет. В сказке Яна Флеминга и фильме Кена Хьюза.”Читти Читта” – это старая гоночная машина, которую нашли на складе металлолома дети рассеянного изобретателя Карактакуса Поттса. В свое время эта машина выиграла три ежегодных “Гран-при”, зато теперь ее готовы продать за пару шиллингов любому желающему. Можно догадаться, что этим желающим оказывается Поттс, который уже не следующий день покупает старую развалюху своим детям и делает из нее за одну ночь летающий и плавающий девайс.

Дальше по сюжету об этой сказочной машине узнает вульгарский диктатор Бомбурст, который решает немедленно выкрасть гениального изобретателя, но только случайно похищает вовсе не Поттса, а его чокнутого папашку. Понятно, что Поттс, его дети и юная суффражистка по имени Truly Scumptious отправляются в Вульгарию с миссией по спасению.

Спросите, на что похожа эта картина? Сразу скажу, что вовсе не на “бондиану” и даже не на “вилли вонку”, а на гоночные евроблокбастеры 60-ых в духе “Больших гонок” или “Воздушных приключений”. Тот же самый претенциозный большой стиль, два с половиной часа экранного времени и море звезд на вспомогательных ролях. Самая необычная роль досталась в этой картине комику Бенни Хиллу, который играет единственного трагического персонажа фильма. Кукольного дел мастера, который живет в стране, где дети запрещены и преследуются по закону, поэтому все его игрушки достаются вовсе не им, а чокнутому вульгарском тирану .

Стоит ли смотреть эту сказку и почему? Стоит, но только для ликбезу. Например, для того, чтобы понять откуда появилась в “Сауз Парке” песенка “Shitty Shitty Fuck Fuck”. Один мой знакомый зашел ко мне в гости, когда я смотрел этот фильм, и долго говорил о том, что именно такие сказки должны читать и смотреть наши дети. “Почему?” – cпросил я. “Потому что они несут вечное и доброе. Детям нужно именно такие сказки” – ответил он. “Не знаю” – пробубнил я в ответ – “Сын Флеминга, для которого он придумал эту сказку, помер в 19 лет от передозняка. Чему от нее научился – не знаю”.
Замарашка Джейн была совсем маленькой, когда ее впервые похитили высшие эльфы. В тот роковой для нее день эльфы забрали Джейн прямо из “Макдональдса”, куда она пришла вместе со своей мамой. Забрали с собой, безжалостно отняв у девочки в тот день все, что у нее было – семью, будущее и даже ее настоящее имя. Забрали, оставив ей на память о ее родине только одну вещь. Белую пластиковую ложку.

Отныне Джейн изо дня в день работала на сталелитейной фабрике. Вместе с толпой таких же подневольных детей – фейри, гоблинов и пикси – она по двенадцать часов в сутки драила внутренности гигантских железных драконов, на которых высшие эльфы до сих пор покоряют дальние миры.

Однажды в ее руки случайно попал волшебный гримуар, с помощью которого она смогла вступить в мысленный контакт с большим железным драконом Мелахтоном, пыляющимся уже много лет в одном из самых дальних ангаров фабрики. Меланхтон предложил ей сделку – если она починит его проржавевшие двигатели, то он поможет ей сбежать с фабрики.

Выбора у девочки при этом никакого нет, так как о союзе девочки и дракона было предсказано еще в древних эльфийских пророчествах. Дело в том, что Джейн и Меланхтон – те самые существа, которым придется в будущем выйти за пределы Системы и уничтожить мироздание…”ДАЛЕЕ”Collapse )
В провинциальный городок приезжает бродячий театр. Его странный хозяин с белым лицом и длинными немытыми космами каждый день стоит на его ступенях и приглашает прохожих посетить его первое представление. Мальчик по имени Стивен соглашается это сделать, и его жизнь в тот же день меняется окончательно и бесповоротно. Он знакомится с живущей в театре толпой зомби и получает от хозяина небывалое предложение – работа в его театре в обмен на вечную жизнь.

Ощущая какой-то подвох, герой решает проверить местную библиотеку. Там он узнает, что ровно в пять лет в их городе исчезают подростки. При чем каждый раз на Хэллоуин, когда в город приезжает странный бродячий театр…”ДАЛЕЕ”Collapse )
Еще одна отстойная ночь. Еще одна выпивка, с которой не кроет. Да еще и накурено при этом так, что все равно приходится заказывать себе еще одну.
- Что?
- В смысле, “что”?
- Что тебе нужно?
Без драматических пауз я могут только гнать хуйню, да и ту недолго. Поэтому, говори.
- Меня зовут Крис Коул, и это последний вечер, когда я живу на этом свете. Поэтому сделай мне одолжение и выслушай, что я тебе хочу рассказать. После этого можешь уже выкидывать меня на улицу.
- Я тебя до сих пор слушаю только из-за того, что мне понравилась твоя маечка.
- Выслушай меня, и я тебе ее отдам. Она мне больше нахуй не нужна.
- Валяй.
- Я любил Чарли. Даже ее запах. Особенно, запах ее волос, когда она входила в комнату. Это случилось под Новый Год…

Через десять минут рассказ был закончен. Еще через пять – проклятие было уже снято. Но история на этом не закончилась, а только наоборот началась, так как Джон Константин прекрасно ощутил, что проклятие Криса Коула полностью перелегло на его измученные плечи. Через другую пару минут обнаружилось, что его собеседник почти ничего не помнит из собственного прошлого, кроме имени человека, который его сюда послал.

Одно во всей этой истории было плохо – имя Стива Эванса абсолютно ничего не говорило Джону, но именно оно заставило его в тот же вечер сняться с нажитого места и отправиться в Глазго. В тот самый город, где заседает общество, которое несколько лет назад начало археологические раскопки на острове Иона и подняло на поверхность тайну длиной в полторы тысячи лет .”ДАЛЕЕ”Collapse )
- Заблудился, сынок? Может тебе помочь?
- Я ищу друга. Его зовут “Факт”. Он – известный борец с преступностью.
- Первый раз о таком слышу. Знаешь, я принял тебя сначала за чьего-то отца или опекуна. Поэтому т хотел сказать тебе о том, что здесь уже много лет никого нет. Никого, кроме меня. Ты попросту тратишь свое время, сынок.
Старый уборщик свернул за угол, и мне пришлось заметно прибавить шаг, чтобы все же догнать его.
- Подожди! А что это за место?
Старик остановился и посмотрел по сторонам.
- Здесь раньше была школа для Помощников Супергероев, но теперь она закрыта, и бедным парням больше некуда податься.
- Если она закрыта, то почему ты здесь? Надеюсь, дед, ты вообще не против того, что я достаю тебя всякими дурацкими вопросами.
- Говоришь - gочему я? Да потому что я самый сильный человек на планете. И у меня тоже есть своя “тайна происхождения”… Однажды много лет назад я шел по улице и увидел голодного бомжа. Мне стало его чертовски жалко, и я отдал ему последние свои деньги, оставленные на покупку новой игры. В благодарность за это он подарил мне странный кроссворд. Бомж сказал, что я должен решить его и потом громко сказать последнее слово, которое получится по вертикали. Бомж сказал, что это будет то самое слово, с помощью которого Господь создал Вселенную. Я так и поступил.
- Дед, если ты настолько крут, то почему бы тебе не помочь мне спасти мир?
- Спасать нужно людей. Мир же все равно останется таким, каким был всегда. Лучше возьми этот кроссворд, сынок,это самое большее, что я могу для тебя сделать…
”ДАЛЕЕ”Collapse )
Начало XXII века. На северной границе Канады живет в своей древний хибаре странный нелюдимый старик. С местным быдлом он никогда не общается, поэтому никто из них даже не подозревает о том, что это Логан Хьюлетт, более известный миру как мутант “Росомаха”.

Ему уже немногим за двести лет, и он уже прекрасно ощущает приближение скорой смерти. Его фантастическая регенерация уже начинает сдавать сбои. Она же начисто лишила Логана его прежней памяти, оставив в его голове вместо нее только смутные болезненные образы.

Только ради одного события он решает покинуть свое уединение. Ради похорон “Саблезубого” Крида, на которые его пригласил юрист покойного. После того, как тело было уже предано земле, юрист передал Логану записку, в которой был адрес заброшенного особняка в штате Альберта. Там Логан нашел могилу Джона Хьюлетта и книгу про тайные культы японской провинции Камагири. В тускнеющем сознании старика родилась мысль о том, что если он поедет в Японию, то сможет навсегда решить для себя тайну проекта “Weapon X”…”ДАЛЕЕ”Collapse )
Два акушера жанра “киберпанк” Уильям Гибсон и Брюс Стерлинг (это не четыре человека, а всего два) решили на пороге нового десятилетия разродиться новым жанром. Этим жанром оказался “паропанк”, мифы о котором ходили вроде бы и до этого, но при этом все равно никогда не принимали четких стилистических рамок.

Итак, “Машина различий”. Представим на минутку или на часок, что лорд Байрон так и не уехал на юга помогать греческим повстанцам, а Чарльз Бэббидж все же изобрел свой дьявольский протокомпьютер. В результате, эти два почти не связанных с собой события повлекли за собой приход индустриальной эпохи на сто лет раньше известного нам срока.

Лондон 1855 года погряз в смраде своих индустриальных пригородов. Шахтеры-кроты бастуют, луддиты-гопники лютуют, а ученый свет продолжает идти своей дорогой к светлому будущему. Именно по этой дороге и по улицам этого Лондона предстоит теперь держать свой путь палеонтологу Неду Мэллори, верувшемуся в столицу с американского фронтира из шпионско-научной экспедиции.

Из-за своей привязанности к азартным играм он оказался вовлечен на ипподроме в Эпсоме в сложную шпионскую авантюру, связанную с Адой Байрон, с созданной ею “игорной ”машиной и антиправительственным заговором техасских коммунаров...”ДАЛЕЕ”Collapse )
Вирт дал этому миру не только вторую реальность, в которой каждый мог найти себе место, но и настоящую свободу в мире подлинном. Отныне, благодаря новому генетическому наркотику, ебля собак и мертвецов приобрела совершенно новый смысл, так как теперь они вполне могли зачать и дать потомство. В результате, многочисленные мутанты – собаколюди, зомби и люди-тени - заполнили улицы Манчестера, сделав работу местной полиции совершенно невыполнимой.

Но Вирту и его властителям этого было мало. Они хотели подмять под себя обе реальности. Именно поэтому Персефона и пришла в наш мир и принесла с собой семена, которые не просто убивали людей, но делали их умерший разум вечными пленниками владыки Берликорна.

История этой книги начинается с того, что полицейский телепат – Женщина-Тень – по имени Сивилла Джонс приступила однажды к расследованию убийства молодого таксиста – человекопса Койота. Очень быстро она поняла, что в этом необычном деле у нее есть свой собственный корыстный интерес…”ДАЛЕЕ”Collapse )
От всех других порнозвезд голландца Андерса Климаккса отличал один без сомнения уникальный талант. Сперма Андерса всегда была потрясающего черного цвета. Черная и блестящая как осетровая икра или разлившийя по асфальту бензин. Из-за этого таланта Андерс никогда не сидел без работы. Из-за этого таланта на него и вышел безумный техасец Макс Порнио. Он хотел сделать из спермы Андерса гигантские черные сперматазоиды, которые попадая в плодородное женское лоно, разрывали бы его как переспелый афганский арбуз. Разумеется, у этого маньяка все бы это получилось, если бы на его пути не встали беспощадные агенты “Мрази”.

Пардон, господа, я кажется поторопился. Похоже, что этот сюжет надо было рассказывать совсем с другого места. Итак, жил-был на свете стареющий лузер по имени Грег Фили. Понятно, что жизнь его была скушна и совершенно бесполезна. Изо дня в день Грег ходил на работу, потом возвращался домой, кормил кошку и тихо дрочил после этого на новую порнушку, купленную по дороге домой в подземном переходе.

Однажды он пришел домой и нашел в собственном душе странную черную девку. Увидев его, она ухмыльнулась и сказала: “Хреново выглядишь, Слейд. Не удивительно, что я так долго не могла тебя найти. Приди в себя - ты нужен Матери уже сегодня”. Девку звали Майами. Она сделала ему волшебный минет, и он сразу же вспомнил, что Грег Фили – это всего лишь искусственно созданная личность, за которой скрывается Агент 999 по имени Нед Слейд из секретной организации “Мразь”.

Теперь Слейд снова нужен своей конторе. За считанные дни ему предстоит найти своего бывшего товарища-ренегата Спартакуса Хьюза. Помогать ему в этом будет лучший ассассин планеты и подлинный убийца президента Кеннеди – русский шимпанзе по кличке “Товарищ Номер Девять”…”ДАЛЕЕ”Collapse )
В конце XX века цивилизация изничтожило себя в топке Третьей Мировой. Выжившие остатки человечества бежали в космос и со временем довольно успешно колонизировали Галактику. Спустя десять тысяч лет после Исхода Земля представляет из себя один большой могильник, моноползированный концерном “Кладбище”. С каждым годом нарядные мемориальные могилы поглощают все больше и больше пространства, так как кладбище упорно продолжает расти. По сей день любой колонист легко может купить для себя за большие деньги право быть похороненным на родине всего человечества. “Окончательно вернуться”.

В костюме Флетчера Карсона не было ничего траурного, потому что он прибыл на Землю как простой паломник. Цель Карсона – создать при помощи собранного им инструмента идеальную художественную композицию об этой планете. Цель довольно странная и подозрительная, поэтому начальство Кладбища с самого начала пытается помешать его исследованиями. Они не хотят, чтобы кто-то узнал о том, что творится на этой планете за пределами их домена. О дикарях и мародерах, безумных роботах и гигантских чудовищах, о самых настоящих призраках и об инопланетянах-анахронов, которые уже много тысяч лет скрывают десь свои фантастические сокровища…”ДАЛЕЕ”Collapse )

Profile

felix_zilich
Феликс Зилич

Tags

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Page Summary

Syndicate

RSS Atom

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow