Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Телесериал: Плохие парни (Корея)

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/express/post/4421/


На севере Сеула завёлся маньяк. Дождливыми промозглыми ночами он подстерегает на улице женщин и делает из них форшмак. Детектив уголовной полиции Нам пытался остановить убийцу, и — тоже форшмак.

Погибшего детектива похоронили, отпели, но после него остались жена, маленький сын и старик-отец — между прочим, комиссар полиции.

«Не повторяй ошибок отца, Минчжун» — скзазал дед плачущему на кладбище внуку. И, черт его знает, что он при этом имел в виду.



Тем не менее, на следующее утро дед вызвал к себе бывшего детектива О Гутака. Мрачного и сурового мужика с непослушной челкой и страшным взглядом. Несколько лет назад О Гутак был крутым копом по кличке «Бешеный пёс» и его боялся весь микрорайон, но однажды он подал в отставку по семейным обстоятельствам, после чего совершенно исчез с радаров. Теперь живёт один, смотрит телевизор, кушает исключительно доширак и сочжу.



Дед-комиссар рассказывает бывшему копу про погибшего сына и про то, что в Корее сейчас совсем труба с правосудием. Развелось, мол, столько маньяков и психопатов, что 100,000 копов не в состоянии больше обеспечить безопасность 50 миллионов корейцев. Дед-комиссар предлагает О Гутаку вернуться в органы и собрать неформальную команду из… сидящих в тюрьме преступников. Людей, которые отбывают недюжинные сроки, но при этом владеют навыками, полезными для охоты на всяческих упырей.

Одним словом, свой собственный Suicide Squad.

«Я помогу тебе, О Гу-так избавиться от черной злобы в твоем сердце, — говорит дед-комиссар, — ведь когда избиваешь хорошего парня — это насилие, когда же бьешь плохого — справедливость».

О Гутак соглашается и выбирает себе из каталога трех бандитов.

Первый — могучий крепыш Пак Ун-чхольCollapse )

Ханну Райяниеми "Квантовый вор" (2010) ***+/****


Первая попытка терраформировать Марс закончилась полным провалом. Тысячи воспроизводящих себя роботов-фобоев разбежались по планете, уничтожая на своём пути все живое. Во избежание бесконечных конфликтов с фобоями все марсианские города вынуждены теперь постоянно двигаться: кто-то быстрее, а кто-то медленнее.

Шагающий город Ублиетт - главный оплот марсианской демократии. После свержения королевской власти и уничтожения Юпитера здесь окопались даже последние враги Соборности из клана зоку.

Сюда же прибывает и легендарный вор Жан ле Фламбер. По приказу неизвестных хозяев оортианская наёмница по имени Миели выкрадывает Жана из "дилеммной" тюрьмы и требует от него в качестве платы за свободу исполнения особого задания. Но прежде чем получить задание, вор должен сначала посетить Ублиетт и вернуть собственную память. Местные вигиланты-цаддики даже готовы ему с этим помочь, но просят у него встречную услугу. Жан ле Фламбер обязан найти криптарха, который уже не первый год паразитирует на коллективной памяти Ублиетта.

Именно таким криптархом стал для Зилича шотландский чухонец Ханну Райяниеми, сумевший собрать в дебютном романе все стильные вкусняшки современной фантастики. Тени Муркока и Желязны, Дилени и Эллисона, Мьевиля и Макдональда. Плюс тонны винтажных аллюзий на Мориса Леблана.
Противостоять этому крайне трудно, но все же реально. Говорят, Gollantz подписали писателя на трилогию, лишь прочитав первую главу. Я, признаться, после первой главы книгу думал вообще дропнуть.

Факт наличия трилогии, на самом деле, портит всю песню. Желязны и Харлан были прекрасны тем, что создавали свои поэтические миры за 20-150 страниц. Если сюжетные концы вдруг не сходились, а непонятные слова-неологизмы никто толком не объяснял, то легко можно было списать это на сиюминутность творческого момента. Мол, писатель сочинил этот текст как сонет за 15 минут, поэтому не стоит бить посуду и стрелять в пианиста. Ведь завтра, если его посетит муза, он сочинит еще десяток.

У Райяниеми хитрее. Если что-то в тексте не понимаешь, все равно догадываешься, автор отложил ключ куда-то на второй или третий роман. Все же помнят, что автор шибко умный, каждая его идея - не полёт детской фантазии, а точный математический расчет высококлассного пронёрда.

Кровь, пончики и верёвка: 7 самых интересных весенних дорам

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/express/post/3952/

Последние годы многие наблюдатели неоднократно говорили, что телепроекты потеснили большое кино не только по популярности, но и по качеству. В этом году, похоже, так и случилось. Никто пока толком не подвинул Настоящих детективов и Фарго на ниве кинематографической крутизны.

И это явление вовсе не локальное, а вполне себе международное.

Например, весной 2014 года только самые упрямые синефилы не согласятся, что все самые любопытные и смотрибельные проекты снимаются в Японии не для мультиплексов, а для маленьких экранов. Поэтому мы решили рассказать сегодня про пилотные серии семи самых любопытных японских телесериалов весны 2014 года.

Долгое прощание / The Long Goodbye



Самая примечательная японская телепремьера этой весны для зрителя с Запада — пятисерийная экранизация классического нуара Рэймонда Чандлера Долгое прощание.

Вместо Америки конца 40-х — послевоенная Япония, вместо Тихуаны — Тайвань, вместо детектива Филиппа Марлоу — его коллега по имени Бандзи Масудзава. Главный козырь проекта — исполнитель главной роли. Звезда мировой величины Таданобу Асано, для которого это первая большая роль на телевидении за последние лет двадцать... да и вообще, наверное.

По этой причине сериал — событие такое же исключительное, как появление Макконехи в Настоящих детективах.









В отличии от знаменитой экранизации Роберта Олтмена японская версия пересказывает оригинал куда более близко к тексту, но при этом сильно выкручивает на всю катушку все мелодраматические элементы, невольно превращая Чандлера в подобие... Френсиса Скотта Фидцжеральда. Великий Гэтсби вспомнится за первую серию не раз и не два.

Все изменения в сценарии несут исключительно косметический характер. Марлоу — парень немногословный (нужно быть совсем дураком, чтобы заставлять Асано с его фактурой толкать большие монологи), поэтому в кадре он говорит очень мало, а закадровый монолог от третьего лица принадлежит криминальному репортеру, который пытается смотивировать сыщика продолжить его расследование.

Еще в сериале есть отсутствующий у Чандлера (но, по сути, очень чандлеровский) пролог, где Марлоу находит в районе красных фонарей сбежавшую за час до собственного выступления певичку. Её, кстати, играет Рила Фукусима, известная теперь всем по роли телохранительницы Логана из последнего фильма про Росомаху. У неё это (если не ошибаюсь) пока лишь вторая роль в кино. Пусть и совсем небольшая.

Надо еще отметитьCollapse )

Деннис Лихейн "Глоток перед битвой"



Бостонский Дорчестер - не Южный Централ, но спустя год после расовых беспорядков в Лос-Анджелесе здесь тоже неспокойно. Черные убивают белых, белые - чёрных. Бедные кварталы давно разделены по цвету кожи: в этом переулке живут ирландцы, через дорогу - афры. Попробуй нарушить границу - получишь пулю или битой по голове.

Офис Патрика Кензи и его партнерши по бизнесу Энджи Дженнеро находится под крышей церкви святого Варфоломея, в заброшенной колокольне, но работать нашим частным детективам приходится во всем Дорчестере, по обе стороны незримой границы.

На этот раз по просьбе могущественного сенатора Малкерна Кензи соглашается оказать услугу его коллеге Полсону, который занят разработкой важного закона о борьбе с уличной преступностью. Сенатор просит Кензи и Дженнеро найти его чернокожую уборшицу, которая по словам политика сбежала с украденными из офиса документами.

В процессе расследования детективы выясняют, что в этой истории задействованы две очень серьезные для черного гетто фигуры. Главарь “Рэйвенских Святых” Мэрион Сосия, под чьим началом вся торговля крэком в Южном Бостоне, и 16-летний вожак банды “Ангелы Мщения” по имени Роланд - главный конкурент Сосии, а также его родной сын.

Кензи и Дженнеро более известны человечеству по экранизации четвертой книги “Gone Baby Gone”, где с легкой руки Бена Аффлека их сыграли Кейси Аффлек и Мишель Монахан. “Глоток перед битвой” стал не только первой книгой в их серии, но еще и дебютным романом для 29-летнего бостонца Денниса Лихейна. Уроженца ирландского Дорчестера, американца во втором поколении. За первую книгу молодой писатель получит премию Шамуса и уже через несколько лет достигнет статуса одного из самых перспективных детективщиков своего поколения.

В дебюте много общих для жанра мест, но дебют чертовски удачный. В первую очередь, благодаря присущему для хорошего нуара экзистенциальному путешествию, когда детектив в поиске ответа погружается не только в бездны городского ада, но еще и в чистилище собственного прошлого. У Кензи это призрак умершего отца - бывшего пожарного с репутацией народного героя, на деле - коррупционера, садиста и домашнего деспота. У Дженнеро - последние осколки брака, которые она упрямо пытается склеить.

Кен Бруен "Меррик" (2014) **/****



В прошлом году Кен Бруэн сказал, что новых романов про Джека Тейлора больше не будет. Мол, тема для меня закрыта, я уже работаю над новой линейкой. Соврал Бруэн где-то наполовину. Книга вышла: линейка, в самом деле, новая, но герои в ней старые, хотя постоянные читатели могли об этом догадаться и раньше.

Ирландcкий экспат Томми Райан родился в Голуэе, но полицейским-гардом служил на севере в Донеголе. Служил до тех пор, пока в результате крупного антикоррупционного скандала его отдел не сократили без сохранения пенсии. Кого-то посадили, кто-то - повесился, а Томми - сбежал за океан. Теперь живёт в Бруклине, работает на стройке, пьет “джей”, не просыхая, встречается с красивой индианкой. Вот, собственно и весь сказ.

Друзей у Томми не было, пока он не познакомился с хозяином местного бара Стивом Мерриком. Бывшим копом, евреем, приличным семьянином.

Здесь стоит сделать паузу и пояснить. Несколько лет назад Бруэн написал совместную книжку с Ридом Фаррелом Колменом, у которого была собственная линейка про частного сыщика Мо Прэгера. Линейка (также, собственно, как и история Джека Тейлора) в этом году закончилась, но Бруэн решил подхватить упавшее знамя.

Стив Меррик - персонаж Колмена и бывший партнер Мо Прэгера, бросивший детективный бизнес после того, как его друг был сбит машиной и впал в кому.

Последним делом Прэгера была охота за серийным убийцей-имитатором, истреблявшим маленьких детей. Схватить маньяка Мо так и не успел, но теперь, несколько лет спустя, Меррику и его новому ирландскому другу придется закончить это дело самостоятельно. Убийца при этом будет всю дорогу присылать вызывающие послания и всячески издеваться над бывшими копами.

Кен Бруэн говорит, что раньше писал без черновиков, но теперь редакторы заставляют его править по несколько вариантов каждого романа. Поверить в это чертовски сложно. Если раньше каждая книга напоминала записки на манжетах, то теперь почерк на этих манжетах стал совсем неразборчивым. Нарратив у новой книги настолько рваный, что некоторые фрагменты приходится перечитывать по три раза. Есть у этого, разумеется, и свои плюсы. Бруэн и раньше был потрясающе character-driven, а теперь из шкуры своих героев он уже вообще не выползает.

К сожалению, тем хуже выходят куски, когда он все же старается это сделать. Фрагменты от лица маньяка и сцены с русской мафией - сплошной и бесконечный фейспалм.

Кен Бруен "Убийство жестянщиков" (2005) ***+/****


В первой книге Джек Тейлор бухал по-черному, во второй - он еще и на кокс подсел. Вернулся из Лондона домой в Голуэй абсолютным изгоем, конченым джанком и еще… женатым человеком. Новая жена Джека – немка с научной степенью по метафизике – по ходу сюжета приезжает в Голуэй, но уже на следующий день (и двадцать страниц спустя) сбегает в неизвестном направлении. Если кто не в курсе, степень по метафизике у самого Кена Бруэна, поэтому не сразу и проссышь кто кого в книге выебал: писатель своего любимого героя или герой - писателя.

У детектива-изгоя клиенты теперь тоже из “неприкасаемых”. Община цыган-тинкеров нанимает Джека, чтобы найти тварь, которая зверски убивает их братьев. Уже несколько часов спустя к дому Тейлора подкатывают местные гопники, которые при помощи монтировки и доброго словца объясняют бывшему копу, что дружить с черножопыми – это совсем не по-ирландски. Гопники ломают Джеку руки и ноги, выбивают ему все зубы. Тейлор после этого несколько недель валяется в больничке; расследование, тем временем, неспешно раскручивается и раскручивается.

Как обычно у Бруэна – правда не принесёт никому ни счастья, ни профита. И меньше всего – детективу в старой ментовской шинели. Хотя чего я говорю. Зубы, ноги, рёбра, четыре женщины. Никто не сделает Джеку Тейлору больнее, чем он сам. Слайнте, май френдс!

Корейский январь

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/hollywood/post/3759/


Несколько слов о корейских премьерах японского проката.

Убийца / The Murderer



За последнее время Ма Дон-Сок уверенно и твёрдо превратился в самого лучшего и наиболее яркого характерного актёра современного корейского кино. За минувший год он засветился аж в десяти картинах и зачастую его выход был лучшим элементом в каждой из этих лент. И вот у него наконец главная роль. И сразу — отрицательная.

Ма Дон-Сок – угрюмый серийный убийца, который не носит черных бейсболок и не прячет в аквариуме отрубленные головы. Вместо этого у него есть домик в деревне и 12-летний сын, которого он очень любит и лелеет.

Но только однажды в классе его сына появится новая девочка, дети начнут дружить и в один прекрасный день новенькая вдруг поймет, что дядя Джу-Хёп – совсем не такой, каким видит его парнишка.



Дикие псы / Wild Dogs



Молодой журналист Со Ю-Чжон мечтал стать великим репортёром, но вместо этого прозябает во второсортной газете мальчиком на побегушках. И еще он трахает женщину, у которой муж – настоящий трушный репортёр из этой же самой газеты. Однажды женщина сообщает парню, что она решает прекратить роман и попытается восстановить отношения со своим супругом. Парень в ярости. Он решает попросту убить соперника. Тем более, что есть удачный повод – соперник уехал в рабочую командировку куда-то в богом забытую среди снегов горную деревушку.Collapse )

Корейский кинематограф. Год 2000 (2)

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/hollywood/post/3686/


Продолжаем хронологическое расследование

Лающие собаки никогда не кусают / Barking Dogs Never Bite



В предыдущем выпуске мы уже убедились, что в 2000 году в Корее дебютировала целая плеяда знаковых режиссеров. Был среди них и Пон Чжун Хо – автор таких артбастеров как Snowpiercer, Host, Memories of Murder, Mother. Его первая лента была снята за скромные деньги, популярности в прокате не сыскала, но, тем не менее, остаётся и по сей день одной из самых необычных, а также до чертиков симпатичных корейских лент.

Что еще более забавно: её сложно пересказать в двух словах, а еще сложнее переложить на язык ремейка. Слишком много в ней… корейского.

Например, вы знаете, что некоторые корейцы делают с собаками. Ой, извините – спойлер.



Главный герой работает преподавателем в вузе. Должность – маленькая, денег в доме нет, жена на седьмом месяце. В Америке, говорят, в похожей ситуации люди бреют голову и начинают варить синий мет, но Корея – не Америка, поэтому герой предпочитает выяснить кому нужно дать взятку и проставиться, чтобы получить гарантированное повышение по службе. Сделать это не так просто (стыдно, страшно, неудобно) и наш препод ужасно потеет и нервничает, срываясь на каждом встречном. Чаще всего – на соседской собачке, которая лает целыми днями.

Однажды препод не выдерживает, похищает собачку и бросает её с крыши, c ужасом обнаружив на следующее утро, что ошибся питомцем.



Главная героиня работает в ЖЭКе. Однажды к ней приходит маленькая девочка, которая просит её проштамповать объявление о розыске потерявшейся собачки (в Корее если на объявлении нет печати из ЖЭКа, то дворники его обязательно сорвут). Девушка проникается трагедией ребенка и решает помочь ей с поисками, но с ужасом узнаёт, что неизвестный маньяк уже несколько дней ворует собак и зверски их карает. Девушка решает поймать маньяка любой ценой.

Играет благородную охотницу, наверное, самая популярная за пределами страны корейская няша Пэ Ду На. Здесь ей всего 19 лет, она еще не сыграла у Корееды и братьев Вачовских.

Первая главная роль в кино. Must see.

Умри молодым / Die Bad



Режиссерский дебют 26-летнего Рю Сын Вана – единственного человека, который будет отвечать в Корее следующие десять-тринадцать лет за фильмы про настоящий мужской махач (City of Violence, Arahan, Crying Fist, Berlin FIle).

Фильм снимался три годаCollapse )

Сэйтё Мацумото “Точки и линии” (1957) ***/****


На пляже в Кюсю найдены два трупа – мужчина и женщина. Рядом с трупами – бутылка из под сока со следами цианида, из чего копы делают вывод, что это было синдзю, “двойное самоубийство влюбленных”. Подобные инциденты в Японии расследовать не принято, поэтому дело закрывают, несмотря на тот факт, что покойный был ключевым свидетелем в деле о коррупции в министерстве торговли. Но старый сыщик из провинциального полицейского участка находит в этой истории подозрительную неточность и сообщает об этом в столицу, откуда на его сигнал мгновенно прибывает молодой и энергичный следователь.

До этого момента роман напоминает старые советские детективы поколения “Следствие ведут знатоки”. Но потом книга внезапно меняется и превращается в крутую арифметическую задачку. Дело в том, что у копов есть идеальный подозреваемый, который мог совершить преступление, но вот незадача – в день убийства он находился на другом конце Японии, в Саппоро. Полиция знает, что подозреваемый в совершенстве изучил весь транспортный график страны, поэтому весь смысл расследования не в поиске мотива, улик или орудия убийства, а в том, чтобы математически вычислить и доказать, что подозреваемый мог находиться на Кюсю в вечер убийства.

На протяжении полутора сот страниц герои судорожно висят над железнодорожными картами, графиками автобусов и расписанием самолетов, чтобы свести концы с концами, точки с линиями. Звучит это, возможно, не так круто, как мне сейчас кажется, но если хотя бы раз в жизни вы пытались составить расписание для собственного путешествия с применением всех перечисленных видов транспорта (самолета, поезда, автобуса, такси), то должны почувствовать это страшное, куражное, буквально сносящее голову ощущение.

Добавьте к этому, что убийца не должен был нигде светить свои документы, что добавляет его агенде еще больше сложности. И респекта.

Дин Кунц "Странный Томас" (2003) ***+/****


Парень по имени Одд Томас живёт в захолустном городке Пико-Мундо и работает поваром по грилю в местной забегаловке. Ему 20 лет, у него есть любимая девушка по имени Сторми, скромные планы на будущее и необычный талант – он видит мертвых. Мертвые не способны разговаривать, но всегда жаждут, чтобы кто-нибудь нашел их останки, сдал в полицию сбежавшего убийцу, помог с потерянным завещанием. И Одд помогает, но всякий раз оказывается втянут в какие-то мутные и очень неприятные истории. Парень догадывается, что чем больше город – тем больше вокруг покойников. По этой причине работа поваром в Пико-Мундо (или продавцом покрышек по соседству) – предел его юношеских мечтаний.

Помимо бемолвных призраков Одд Томас видит иногда еще и “бодэчей” – странных туманных существ, которые появляются на месте будущей большой трагедии или массового убийства за несколько часов до её начала. Однажды сотни этих тварей расползаются по улицам Пико-Мундо, и молодой повар по грилю оказывается единственным, кто способен предотвратить надвигающуюся беду.

Формат “великого американского романа”, крепко связанный в сознании читателей с именами людей типа Фидцжеральда, Фолкнера и Стейнбека, за последние десятилетия изрядно потускнел и пожух. Новые писатели решают совершенно другие задачи и, похоже, последние, кого, по настоящему, волнует эпичность и величие американского духа – это постаревшие короли литературного хоррора: Стивен Кинг, Роберт Макккаммон, Дин Кунц.

Роман “Странный Томас” прекрасно смотрится на одной полке между “Великим Гэтсби”, “Гроздьями гнева” и “Над пропастью во ржи”. Маленький городок где-то на американском Западе, напрочь забытый и Богом, и правительством, и застройщиками. Простодушный и по нынешним временам почти блаженный герой, от лица которого ведется повествование и который изо всех сил стремится показаться еще большим простачком, чем он есть. Большая драма, трогательная любовная линия.

К тому же, почти в первых строк рассказчик предупреждает – в его истории не будет ничего забавного, кончится она просто паршиво, но “друг попросил меня рассказать её как можно беспечнее и проще… вот я и рассказываю”.