Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

вторник

Кидж Джонсон: Пройдет лет пять, и мы забудем про Лавкрафта


56-летняя писательница Кидж Джонсон — человек в современной фантастике не последний. За плечами — три романа и полсотни рассказов. Премия “Хьюго”. три “Небьюлы”, одна World Fantasy Award. Плюс многолетний опыт работы в Tor.com и Wizards of the Coast.

На русский язык, к сожалению, переводились лишь две или три её новеллы, а также роман «Женщина-лиса». И было это очень давно, увы.

Пару месяцев назад Кидж внезапно выпустила “лавкрафтианскую” повесть “В поисках неведомой Вэллитт Боу” (The Dream-Quest of Vellitt Boe). Про это произведение мы на днях обязательно расскажем более подробно, а пока несколько выдержек из интервью писательницы, прозвучавшем недавно в популярном подкасте журнала Wired “Geek’s Guide To The Galaxy”. Читать дальше

Иерусалимский синдром Алана Мура


Главная книга сентября — новый роман Алана Мура. Второй в его почти полувековой карьере. Но пугает даже не это, а объем и название книги. Роман называется «Иерусалим» и в ней 1280 страниц.

62-летний Алан Мур. Человек, перевернувший индустрию комиксов. Автор «Хранителей», «В — Вендетты», «Убийственной шутки», «Провиденса» и десятков других легендарных комиксов. Анархист и порнограф, оккультист и маг. Создатель магического ордена «Театр чудес Луны и Змея». Наконец — «Затворник из Нортгемптона». Читать дальше

вторник

Алан Мур. Второй день в Аркхэме


Спустя почти полгода мы возвращаемся к разбору самого главного на наш взгляд комикса последних двух лет — новой работы Алана Мура и Джэйсана Берроуза “Providence”. Читать дальше

Судьба Арьи Старк: 5 самых популярных фанатских теорий


Читать дальше

среда

Алан Мур и Ужас Данвича


За всевозможными хлопотами мы совсем забыли про «главный комикс года» — «Providence» Алана Мура. Тем не менее, новая работа классика продолжает выходить с непривычным для него постоянством — выпуск за выпуском. Мы уже рассказывали на наших страницах про первые два номера «Providence», а также про третий. Сегодня мы внимательно рассмотрим четвертый. Про семейство колдунов из Данвича Читать дальше

Главные окололитературные новости 2015 года по мнению сайта LitReactor


Девять самых примечательных событий 2015 года из мира литературы по мнению колумниста сайта LitReactor Макса Бута. Последние два события — локальные и совершенно несерьезные, но из песни слова не выкинешь. Читать дальше

Алан Мур вернулся. На колени, смертные!


Пока Marvel и DC играют мышцами, шинкуя в колбасу своих любимых персонажей, настоящие хардкорные читатели комиксов уверены: главный тайтл 2015 года создают вовсе не они, а издательство Avatar, сумевшее наконец убедить Алана Мура написать что-то монументальное и основательное.

Не секрет, что создатель V — Vендетты и Хранителей последние годы работал спустя рукава. Давил из себя по капле короткие сиквелы к своим (и не только своим) работам, вызывая у редактуры острую мигрень бесконечными срывами дедлайнов. Некоторые даже утверждали, что Мур, наверняка, давно помер, а за него сценарии пишет дочка, любимый кот или какой-нибудь демон-фамильяр.

Но в этом году король внезапно взял и вернулся с большой и масштабной историей, расчитананной на 12 выпусков.

Да-да, детки — двенадцать. Именно столько выпусков было в оригинальных Вочменах. И это даже на два больше, чем в Вендетте и потрошительном романе Из ада. Последний, кстати, стоит освежить в памяти, потому что новая книга — Providence — написана примерно в этом же ключе. Еще советую перелистать за ужином Neonomicon и Courtyard. Пусть они были жутко мутные и совсем не торт, но Мур и Джасен Берроуз снова пляшут на костях Лавкрафта, поэтому дюжина-другая референций вам гарантирована. Читать дальше

Телесериал: Самурай и кошка

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/express/post/4366/


Жил-был на свете самурай по имени Мадарамэ Кютаро, а по прозвищу — “Пятнистый Демон”. Прекрасный фехтовальщик и знаменитый на всю провинцию Кага мастер меча стиля “мусо”. Но беда в том, что именно “был”. Некоторое время назад самурай Мадарамэ Кютаро остался без работы и стал по этой причине простым ронином.

После этого печального события, оставив дома жену и дочку, он отправился в долгие странствия в поисках нового хозяина и новой зарплаты.



Кютаро и раньше был человеком мрачным и суровым (точнее будет сказать — очень мрачным и очень суровым) а после обрушившихся на него невзгод совсем зачерствел. Нет работы, нет денег, нет еды, но зато есть верный клинок и Путь Меча, по которому должен следовать каждый уважающий себя воин.

Так бы и сидел ронин на своей тренированной заднице, терзаемый голодом и сомнениями, но однажды ему предложили работу. Помощник богатого купца рассказал ронину, что его хозяин, похоже, стал жертвой опасного демона. Некоторое время назад купец завел себе красивую белую кошечку и с тех пор его будто подменили. Целыми днями он сидит дома, разговаривает со своей зверушкой и всячески с ней сюсюкается,

Боюсь, это вовсе не нэка, — говорит купеческий приказчик, — а настоящая бакенеко, кошка-оборотень. Я заплачу тебе, ронин, три золотых рю, если ты придешь ночью в наш дом и убьешь проклятое чудовище.

Задание — дурацкое, но финансовое положение у Мадарамэ Кютаро еще хуже. Он соглашается.









Ночью приходит в купеческий дом, видит кисоньку и.. понимает, что рука на неё не поднимается. Самурай в смятении, он хватает зверушку и приносит её в свою съемную хибару, а приказчику отдаёт запечатанный кувшин. Мол, в этом сосуде останки бакэнэко — никогда не смей его открывать. Приказчик испуган, но доволен. Купец — в слезах и в печали, он назначает большую награду за голову убийцы своего домашнего любимца.

Но главная засада вовсе не в этом. Получив в свой дом маленькую и теплую зверушку, черствый и сухой самурай начинает постепенно меняться.

Neko Zamurai. Или Samurai Cat. Очень трогательный, смешной и запредельно няшный. Прекрасный сериал. Пока лучший из того, что довелось увидеть в этом году. Можно долго говорить про актёра Китадзиму, белых котиков и японскую балалайку на саундтреке, но лучше я покажу вам несколько коубов.













Десять лет назад продюсеры кансайского телеканала Tomei Osaka 6 Collapse )

10 советов начинающему кинокритику

http://www.kinopoisk.ru/blogs/hollywood/post/3706/


В своей первой книге известный британский кинокритик Марк Кермод рассказывает о том, как на заре своей карьеры он, будучи 22 лет от роду, отправился в кино на новый фильм Дэвида Линча «Голубой бархат». Показанное на экране вызвало у парня из Манчестера (троцкиста, феминиста и просто юного максималиста) настолько сильное отторжение, что он выбежал из зала посреди сеанса, приплелся в редакцию и написал на фильм негативный отзыв, ядовитый и очень гневный.

Пару дней спустя, когда Марк сидел в баре и пил пиво, к нему подошел его сверстник. «А это вы написали тот отзыв на Линча» спросил у Марка, незнакомец. «Разумеется, я» ответил польщенный кинокритик, ожидая, что его поддержат или скажут спасибо. Но вместо комплиментов читатель внезапно двинул Марку в морду, а потом развернулся и убежал. Молодой кинокритик был настолько потрясен случившимся, что даже не стал догонять обидчика. Впервые в жизни он осознал, что реально мог ошибаться.

На следующее утро Кермод отправился на «Голубой бархат» во второй раз, посмотрел его до конца и наконец понял, что кино то крутое.

Мораль из этой истории каждый выберет для себя сам. Дурак увидит в ней подтверждение тому, что кинокритиков нужно бить смертным боем, чтобы они, не дай бог, не возгордились. Человек поумнее – задумается о том, что некоторым людям и событиям стоит порой давать второй шанс. А ты, наш любимый читатель, запомни, что если пишешь в комментариях “посмотрел пять минут и понял, что смотрю г***о”, то не удивляйся, если тебя игнорят, баннят или просто высмеивают. Ты не Господь Бог и даже не хоббит, но мы тебя все равно любим. Иногда.



Есть у меня и еще одна история. Тоже к размышлению.

Молодого кинокритика Кермода пригласили однажды на радио обозревать в прямом эфире новые фильмы. «У вас, молодой человек, есть опыт работы на станции» спросил у Марка менеджер смены. «Разумеется, есть» соврал ему, даже не моргнув, честный манчестерский паренёк.

И вот в восемь часов утра, как и было обговорено, Кермод стучится в дверь радиостанции. Стучится, стучится, стучится….

…и вдруг дверь неожиданно открывается, на крейсерской скорости париншку волокут по всем этажам и коридорам, дают ему в руки микрофон и наушники, бросают в кресло, а потом кричат из-за стекла «три, два, один…. ты в прямом эфире» 22-летний Кермод в шоке. Что-то мямлит, обливается потом, снова мямлит, нервно сжимая потные ладошки и пытаясь шутить. Через 15 минут его выступление заканчивается, ему говорят «спасибо» и без комментариев выставляют за дверь. Кермод понимает, что феерически облажался. Он звонит маме, надеясь, что хоть один человек на свете, кто слышал его дебют, сможет его теперь поддержать, но из разговора с мамой внезапно понимает — провал был еще более кошмарным, чем ему померещилось.

Представьте удивление нашего героя, когда через неделю ему снова звонят с радиостанции и опять приглашают обозревать кино. Кермод заранее пишет текст своего выступления, учит его наизусть, несколько дней усердно репетирует, а, оказавшись перед камерой, барабанит его уверенным и быстрым голосом. После завершения выступления Кермода зовёт в свой кабинет директор программы. «Парень, что-то случилось?» — спрашивает она у Марка. «В каком смысле», не понимает тот, «разве я сегодня плохо выступил?» «Выступил ты нормально» — говорит режиссёр, — «но только в прошлый раз сделал это совсем офигенски; даже я, признаюсь, поверила на секунду, что ты не профессионал, а начинающий и неопытный лошара. Уверен, слушателям до чертиков понравилось».

Наш герой снова в шоке. «Но мне подумалось» снова замямлил он «что так будет лучше». «Послушай меня, парень» вздохнула директриса «наша программа выходит в эфир в пятницу в восемь утра. В это время люди собираются на работу, завтракают, чистят зубы, им не нужно лечить про Жижека и про смерть российского кинематографа — их нужно, в первую очередь, развлекать».

Мне кажется, в последнем абзаце вашего рассказчика слегка понесло, но в этом нет особого криминала. Мораль рассказанной басни уже очевидна и не вызывает вопросов или недоумения. Теперь сделайте для себя вывод, оберните его в терпкие слова и напишите на фантике «правило начинающего кинокритика номер два».

На самом деле, третьего, четвертого или пятого правила — не будет. Также как, собственно, не было первого и второго. Название статьи — чистой воды обманка, которой мы решили неловко прикрыться, дабы рассказать о появлении в блогах новой рубрики. Назовём эту рубрику — «Книжная полка». Ничего оригинального, зато лаконично и не вызывает вопросов.

Как не сложно догадаться, в этой рубрике мы будем рассказывать о книгах, связанных с кино. Книгах про кинематограф, режиссеров, актеров и прочих служителях десятой музы. Про мемуары и воспоминания. Про бестселлеры, экранизации которых через месяц или пару недель выйдут в прокат. Например, будут на подходе третьи «Голодные игры» или второй «Эндер» — поговорим про них. Уверен, вам будет что сказать и что добавить.

Надо заметить, Таня Шорохова не так давно уже запустила нашу шарманку, рассказав подробно и в деталях про новые бумажные издания от Гильермо дель Торо и Джея Джея Абрамса (кто пропустил — не хлопаем ушами).

А сегодня, в качестве введения в вольной форме, я расскажу вам про первую книгу Марка Кермода под названием «Это всего лишь кино». Собственно, рассказывать я уже начал (многие, наверняка, даже потеряли нить повествования и дропнули), поэтому постараюсь быть с этого момента стремительным и лаконичным как снежный барс.



Марк Кермод, наверное, cамый известный из современных британских кинокритиков. Уже четверть века он пишет статьи, выступает на радио и телевидении — вот теперь еще и книги сочиняет. Книжек у него пока всего три, про каждую мы обязательно и подробно расскажем (поверьте, они того стоят). Есть, кстати, у Марка еще несколько работ про конкретные фильмы, но это совершенно иной формат; если вам будет интересно — найдете потом сами и ознакомитесь.

Первая книга — киноманские мемуары. Я вам две истории из них уже рассказал, поэтому общий контекст должен быть, мне кажется, ясен. На момент написания мемуаров автору было уже 47-48 лет. Взрослый дядька, женатый, с детьми, репутацией и некоторыми возрастными комплексами. Очень упрямый, иногда невероятно занудный и до чертиков принципиальный, но при этом забавный и очень честный. И эта честность весьма и весьма подкупает.

На протяжении 300 страниц Кермод дотошно и подробно рассказывает про все свои профессиональные факапы и челленджи. Про удар в лицо от читателя, про дебильные ошибки в составлении афиши, про первую паническую атаку, которую он схлопотал, находясь в прямом эфире. Истории, про которые большинство моих коллег предпочло бы промолчать, и уж точно не стали бы выкладывать их на суд читателей даже во Фейсбук. Истории поучительные, смешные и неглупые. Если в начале этой статьи вы, в самом деле, думали собрать 10 правил, то к концу книги Кермода они у вас точно появятся.

Много в книге историй просто забавных, без нравоучений и подтекста. Например, легендарная байка про то, как во время интервью Кермода с Вернером Херцогом неизвестный снайпер стрелял в немецкого режиссера из воздушки (если не видели и не слышали про это — гляньте на Ютубе). Или история о том, как Кермод с товарищем ездили в 1992 году в Россию на съемки под Одессой итальянского фильма ужасов. Уморительная байка. Или про интервью с Линдой Блейр. Или про троллинг от Хелен Миррен. Историй – тьма.

Одним словом, к фигуре Марка Кермода мы еще неоднократно вернёмся.

И не только к Кермоду. “Книжная полка” с этого момента официально открыта.
Кстати, если у вас вдруг появится для неё боле толковое название – сигнальте.

Корейский кинематограф. Год 2000 (2)

(c) http://www.kinopoisk.ru/blogs/hollywood/post/3686/


Продолжаем хронологическое расследование

Лающие собаки никогда не кусают / Barking Dogs Never Bite



В предыдущем выпуске мы уже убедились, что в 2000 году в Корее дебютировала целая плеяда знаковых режиссеров. Был среди них и Пон Чжун Хо – автор таких артбастеров как Snowpiercer, Host, Memories of Murder, Mother. Его первая лента была снята за скромные деньги, популярности в прокате не сыскала, но, тем не менее, остаётся и по сей день одной из самых необычных, а также до чертиков симпатичных корейских лент.

Что еще более забавно: её сложно пересказать в двух словах, а еще сложнее переложить на язык ремейка. Слишком много в ней… корейского.

Например, вы знаете, что некоторые корейцы делают с собаками. Ой, извините – спойлер.



Главный герой работает преподавателем в вузе. Должность – маленькая, денег в доме нет, жена на седьмом месяце. В Америке, говорят, в похожей ситуации люди бреют голову и начинают варить синий мет, но Корея – не Америка, поэтому герой предпочитает выяснить кому нужно дать взятку и проставиться, чтобы получить гарантированное повышение по службе. Сделать это не так просто (стыдно, страшно, неудобно) и наш препод ужасно потеет и нервничает, срываясь на каждом встречном. Чаще всего – на соседской собачке, которая лает целыми днями.

Однажды препод не выдерживает, похищает собачку и бросает её с крыши, c ужасом обнаружив на следующее утро, что ошибся питомцем.



Главная героиня работает в ЖЭКе. Однажды к ней приходит маленькая девочка, которая просит её проштамповать объявление о розыске потерявшейся собачки (в Корее если на объявлении нет печати из ЖЭКа, то дворники его обязательно сорвут). Девушка проникается трагедией ребенка и решает помочь ей с поисками, но с ужасом узнаёт, что неизвестный маньяк уже несколько дней ворует собак и зверски их карает. Девушка решает поймать маньяка любой ценой.

Играет благородную охотницу, наверное, самая популярная за пределами страны корейская няша Пэ Ду На. Здесь ей всего 19 лет, она еще не сыграла у Корееды и братьев Вачовских.

Первая главная роль в кино. Must see.

Умри молодым / Die Bad



Режиссерский дебют 26-летнего Рю Сын Вана – единственного человека, который будет отвечать в Корее следующие десять-тринадцать лет за фильмы про настоящий мужской махач (City of Violence, Arahan, Crying Fist, Berlin FIle).

Фильм снимался три годаCollapse )

Дин Кунц "Odd Hours" (2008) ***/****

На пустынном причале Одд Томас спасает от преследователей загадочную беременную девушку по имени Аннамария. У девушки нет фамилии, семьи, дома, абсолютно ничего, но она невозмутима, в её глазах вечность, а на языке – полузабытые слова, которые говорила Одду в своё время покойная Сторми Ллевелин. Пока парень будет приходить в себя от удивления, девушка улыбнется и спросит: ты умрешь за меня, Одд Томас. И Одд ответит – да.

Но умирать герою не придётся. Он будет убивать, убивать и еще раз убивать. Превращение потерявшегося и смертельно уставшего парня, почти святого, в настоящего боевого паладина – главный профит четвертого романа. Одд снова будет спасать мир, но на этот раз сомнений пустить или нет женщине, с которой только что говорил, пулю между глаз у него уже не появится. Теперь у него есть жизненный вектор и человек, которого надо защищать. И еще золотистый ретривер.

А Дин Кунц не может писать плохо, когда в книге есть золотистый ретривер.

РОСКОШНАЯ ЖИЗНЬ / LUSH LIFE (2009) **+/****


режиссеры Тэцуя Марико и тд

в ролях Масато Сакаи, Синобу Тэрадзима, Тасуку Эмото, Эрико Сато


Человек приходит домой, открывает входную дверь и видит в прихожей незнакомого мужика. Что происходит, спрашивает человек, вы кто такой. Незнакомец улыбается, я обычный грабитель, и показывает человеку свои руки в белых прорезиненных перчатках. А я вас знаю, говорит человек, мы учились вместе, вас зовут Такэси. Незнакомец улыбается: вы правы. Тогда почему вы меня совершенно не боитесь, удивляется вошедший, я легко могу сдать вас полиции. Не можете, возражает незнакомец Такэси, потому что это не ваш дом, вы сами пришли его грабить. Человек пытается возражать, но потом сдается: вы правы, я неудачник. Первый раз решил ограбить чужую квартиру и так впарился. Такэси дружелюбно улыбается: не бойтесь, коллега, давайте сделаем это вместе. Вы, как я посмотрю, дилетант, я готов дать вам пару уроков нашей профессии.

Они методично изучают дом: новичок жалуется на жизнь, неудачный брак и хроническое безденежье; Такэси избегает разговоров о себе, предпочитая говорить о деле. Люди прячут свои деньги в самых неожиданных местах, рассказывает он своему ученику, чтобы понять свою жертву, иногда нужно ощутить себя в её шкуре. Понять какой чай она пьёт, какой шоколад предпочитает и где обычно этот шоколад хранит. После ряда изящных манипуляций Такэси находит тайник с деньгами и предлагает подельнику половину, но тот отказывается. Зря считаешь эти деньги ворованными, смеется Такэси, их украл я, а это значит, что они мои, поэтому деньги вовсе не ворованные, я даю их тебе по собственной воле.
Двое мужчин продолжают разговор, в конце которого Такэси будет вынужден признаться собеседнику. За всю нашу встречу я соврал тебе всего один раз - я грабитель, профессионал, большой ас своего дела, но мы сейчас находимся... в моей собственной квартире.

"Роскошная жизнь" - дебютная книга популярного японского писателя Котаро Исаки (Fish Story, Golden Slumber, The Foreign and Native Duck). Сборник рассказов, четыре из которых вошли в этот инди-фильм. История про двух приятелей-домушников - самая приятная и наиболее интересная. Про остальные этого никак не скажешь. Вторая повествует о молодом владельце приюта для домашних животных, которому пришлось вместе с товарищем расчленять труп известного сектанта. Третья - про безработного сараримена (Итао), решившего покончить с собой, но внезапно обнаружившего новое применение для своей пушки. Четвертая - про жену домушника-дилетанта из первой истории. Женщина (Тэрадзима) отправилась за город вместе с молодым любовником, но по дороге сбила автостопщика. Вместо приятного адюльтера её пришлось сначала избавляться от трупа, а потом узнать всю правду о своем новом бойфренде.

Сомневаюсь, что оригинальные рассказы Исаки были связаны между собой, проверить это сейчас не так просто, но в экранизации они все же склеены друг с другом легким условным пунктиром. Герои сталкиваются на лестничной площадке, звонят друг другу, приходят в одно кафе, восхищаются одной и той же собачкой. При этом, почему картина и сборник называются "Роскошная жизнь" - нам остается только догадываться и предполагать, пробуя на языке различные языковые фонемы. Lush Life. Rush Life. Russian Life.

(c) http://shinema.ru/films/rus/r/37854/

Лао Ше “Записки о Кошачьем городе” (1932) ***/****


Не подозревал, что лучшее и наиболее злое произведение про Интернет и про его влияние на мозги простых смертных было написано еще 80 лет назад в революционном Китае.

Из фантастической повести китайского классика Лао Ше мы узнаём о первом азиатском экипаже их двух человек, отправленном с Земли на Марс. Во время неудачного падения на Красную планету один из космонавтов погибает, а второй попадает в поселение кошкообразных аборигенов. Цивилизация кошачьих, некогда могучая и величественная, пребывает ныне в серьезном упадке, поэтому вооруженный спичками и револьвером китайский космонавт оказывается в глазах местных могучим и непобедимым воином.

Причина падения цивилизации кошачьих тривиальна – это сьедобные листья дурман-дерева. Много лет назад они были привезены из-за границы и с тех пор заменили кошкам деньги, еду и любые развлечения.

…Есть дурманные листья очень приятно и выгодно, после них разыгрывается воображение, но руки и ноги перестают двигаться. Поэтому землепашцы вскоре забросили свою землю, а ремесленники свои ремесла… Но зато после возведения дурманных листьев в ранг государственной пищи кошачья цивилизация стала развиваться во много раз быстрее, чем прежде: дурманные листья отбили охоту к физическому труду, что позволило сконцентрировать энергию на духовной деятельности. Особенно прогрессировали поэзия и искусство: за последние четыреста лет кошачьи поэты ввели в поэтический язык множество новых словосочетаний, не употреблявшихся за всю предшествующую двадцатитысячелетнюю историю, например, такое, как «драгоценный живот»… В древности люди-кошки воевали с иностранцами и даже побеждали, но за последние пятьсот лет вследствие междоусобиц совершенно позабыли об этом, обратили все усилия на внутренние раздоры и стали очень бояться иностранцев…

…Я спросил, из чего были сделаны кандалы. Он пожал плечами и сказал, что их привезли из-за границы.
– За границей есть много полезных вещей, но нам ни к чему подражать им. Ведь наше государство самое древнее!


Про высшее образование.

…Когда новое образование еще только вводилось, в наших школах существовали разные классы, учеников оценивали по качеству знаний, но постепенно экзамены были упразднены (как символ отсталости), и ученик кончал школу, даже если не ходил в нее. К сожалению, выпускники начальных школ и университетов пользовались неравными привилегиями, и это вызвало недовольство учащихся начальной школы: «Ведь мы ходим на уроки не меньше, чем студенты!» Тогда была проведена кардинальная реформа, согласно которой день поступления в школу считался одновременно днем окончания университета. А потом… Прости, «потом» не было. Какое тут может быть «потом»?

Реформа оказалась прекрасной – для Кошачьего государства. По статистическим подсчетам, наша страна сразу заняла первое место на Марсе по числу людей с высшим образованием. Мы очень обрадовались, хотя и не возгордились: люди-кошки любят только факты. Это же факт, что у нас больше всего людей с высшим образованием, поэтому все удовлетворенно улыбались. Император был доволен реформой потому, что она свидетельствовала о его любви к народу, к просвещению. Учителя были довольны тем, что все они стали преподавателями университетов, что все учебные заведения превратились в высшие, а все ученики стали первыми. Отцы семейств с удовлетворением взирали на своих семилетних сопляков, которые кончали университеты, так как умные дети – гордость отцов и матерей. Об учениках я уже не говорю: они были просто счастливы, что родились в Кошачьем государстве. Достаточно им было не умереть к семилетнему возрасту, как высшее образование обеспечено. Еще больший эффект принесла эта реформа с экономической точки зрения. Раньше императору приходилось ежегодно выделять средства на образование, а образованные люди часто начинали вредить ему. За свои же деньги такие неприятности! Теперь стало иначе: император не тратил ни монеты, число людей с высшим образованием все увеличивалось, и ни один из них даже не думал затронуть Его Величество. Правда, многие учителя померли с голоду, но крови проливалось куда меньше, чем прежде, когда преподаватели ради заработка подсиживали друг друга, ежедневно губили своих коллег и подбивали студентов на волнения.

Ты спрашиваешь, почему люди еще соглашаются быть директорами или преподавателями? Это связано с двухвековой исторической эволюцией. Сначала предметы в школах были разные и специалисты из этих школ выходили разные. Одни изучали промышленность, другие – торговлю, третьи – сельское хозяйство… Но что они могли делать после окончания? Для тех, кто изучал машины, мы не приготовили современной промышленности; изучавшие торговлю были вынуждены становиться лоточниками, а стоило им начать дело покрупнее, как их грабили военные; специалистам но сельскому хозяйству приходилось выращивать только дурманные деревья. Словом, школы никак не были связаны с жизнью, и у выпускников оставалось два основных пути: в чиновники или в преподаватели. Для того чтобы стать чиновником, нужно было иметь деньги и связи, лучше всего при дворе, тогда ты одним скачком мог оказаться на небе. Но у многих ли бывают сразу и деньги, и связи? Большинству приходилось идти в учителя, потому что люди, получившие новое образование, неохотно становились ремесленниками или лоточниками.


Про политику.

– Какие-нибудь государства на Марсе уже осуществляют подобный строй?
– Да, уже более двухсот лет.
– А ваша страна?
Маленький Скорпион задумался. Мое сердце прыгало от нетерпения. Наконец он сказал:
– Мы тоже пытались, шумели. Я даже не помню учения, которое бы мы не пытались осуществить.
– Что значит «шумели»?
– Предположим, у тебя непослушный ребенок. Ты его ударил. Я узнал об этом и ударил своего ребенка – не потому, что он непослушный, а просто в подражание тебе. Поднимается шум, шумиха. То же самое и в политике.
– Расскажи, пожалуйста, подробнее, – попросил я. – Может, шумиха – это не так уж плохо, если она приводит к переменам.
– Перемены – не всегда прогресс…
Я улыбнулся. Ну и ядовит же этот Маленький Скорпион! А он продолжал после недолгого молчания:
– На Марсе больше двадцати стран, у каждой свое политическое направление, своя история. А мы случайно узнаем о какой-нибудь стране и поднимаем у себя шумиху. Потом услышим, что в другой стране произошла реформа – снова не обходимся без шумихи. В результате другие страны действительно проводят реформы, а мы – нет. Особенность наша в том, что чем больше мы шумим, тем хуже нам живется...


Ну, то есть понятно, что Лао Ше пишет про Китай начала XX столетия, но уж слишком его горькая сатира напоминает наши родные реалии. Не оторваться.