?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

http://www.kinopoisk.ru/blogs/hollywood/post/3655/


Если вы не понимаете зачем в Голливуде снимают ремейк Олдбоя, когда после выхода корейского оригинала прошло всего десять лет, то ситуация в индийском прокате вас порядком удивит.

Для примера, если вы выпускаете блокбастер на хинди (а это, вроде как, государственный язык страны), то успех фильма в южных штатах весьма сомнителен — народные массы его просто не поймут. Народные массы знают тамильский, телугу, бенгальский, иногда — инглиш, но хинди — нет. Он им реально не нужен. Миллионы… точнее, десятки миллионов индийцев живут в своих деревнях, совершенно игнорируя государственную власть, модные веяния, да и весь общий контекст развития мировой цивилизации. Можно смело говорить, что кино — единственный культурный медиум, который связывает эти «тьмы и тьмы и тьмы» не только с нами, но и с миллионами собственных соотечественников.

Безусловно, кино — это сила, но сказка будет совсем не про это.



Возвращаясь к нашей истории, еще раз повторим, что Болливуд снимает на хинди, Колливуд — на тамильском, Толливуд — на телугу. И никто друг другу не мешает. Если зрители, говорящие на хинди, хотят посмотреть популярный тамильский фильм, то в Болливуде… попросту снимают его ремейк. В случае появления интересного сюжета одна история может быть переделана до четырех или пяти раз, как это было пару лет назад с фильмом Телохранитель.

Представляете себе — четыре фильма на один сюжет. И все абсолютно разные.

Казалось бы, когда в стране почти полтора миллиарда человек, то можно не ссориться из-за печеньки, но....



Новый фильм Шарука Кхана Ченнайский экспресс вышел в прокат 8 августа 2013 года и сразу же поставил свой первый рекорд. 3550 копий, из них 700 — в международном прокате. Имя звезды и безупречная репутация его продюсерской конторы Red Chillies породили не только завышенные ожидания, но и страх за собственные релизы у локальных дистрибьютеров. Они сразу забили в колокола и попытались вынести Экспрессу серьезный ультиматум.

Для части Индостана, говорящей на хинди, южные штаты — это как Украина или Белоруссия для москаля. На первый взгляд, братья-славяне, но только какие-то… карикатурные. Ну, вы знаете — сало, горилка, чуб, красные шаровары, буйный характер. Я тут, кстати, вовсе не разжигаю, просто провожу параллели. Подобно нашим соотечественникам из среднечерноземной полосы, обитатели Мумбаи уверены, что они одной ногой в Европе (ну, или, на худой конец, в Лондоне), а южане — нет. Они все еще пляшут гопака и жарят бульбу.



Но есть в этом высокомерии и элемент легкой зависти человека городского к человеку, цивилизацией не укрощенному. По этой причине последние несколько лет в Болливуде дикая мода на ремейки южных блокбастеров. Ремейки и пародии. Если видите на экране усатого крепыша, который эпически метелит ошалевших гопников, то можно смело говорить, что это либо южный фильм, либо пародия на него.

Например, как в этом фрагменте.

Фильм Сингам — ремейк тамильского Сингама. Очень, кстати, иронический ремейк.



Но давайте вернемся к Ченнайскому экспрессу. Два слова про сюжет.

Глава кондитерской фабрики умирает в день своего столетия, оставив после себя завещание, где просит жену и внука развеять его прах над Гангом и Рамесварамом. Внук — 40-летний балбес и холостяк по имени Рахул (его играет Шарук) ехать в Рамесварам не спешит, а хочет отправиться вместо этого с приятелями в Гоа. Чтобы развеять сомнения бабули в собственной благонадежности Рахул садится на Ченнайский экспресс, планируя сойти на следующей остановке еще до выезда из Мумбаи, но вместо этого оказывается втянут в лихую авантюру, смутно напоминающую сюжет классической комедии Гайдая Кавказская пленница.





Оказывается, могущественный «крестный отец» из глухой тамильской деревни решил выдать единственную дочку за сына своего старого друга, но девушка наотрез отказалась, взбрыкнула и сбежала из дома. Здесь, на Ченнайском экспрессе, её наконец догнала делегация сельских аксакалов, решивших вернуть беглянку под конвоем папеньке. Вместе с девушкой под конвоем оказывается и наш Рахул, решивший на свою голову помочь прекрасной незнакомке. В итоге, его привозят в посконную тамильскую деревню, где беглянка внезапно заявляет, что… он — её жених, и у них любовь. Короче, папенька, благословите.

Папенька в легком ступоре. Говорит, жених у тебя, доча, уже есть, но это теперь его проблемы. Пусть твои мужчины сами разбираются, кому ты достанешься, а мы посмотрим. После этих слов из толпы выходит двухметровый мачо в черной рубахе, ломает в руках дубину и говорит: будем драться, пацан, драться до смерти.







Здесь стоит сразу сказать, основная интрига (да и почти весь комический элемент) построены вокруг того факта, что герой не знает тамильского, а местные – хинди. Наверное, первый индийский фильм на моей памяти, где нормально обыграно индостанское многоязычье.

Понятно, что именно этот элемент и стал главной причиной для критики картины со стороны локальных прессы и дистрибьютеров. Мол, над нами открыто издеваются. Дипика Падуконе строит из себя тамилку, а у самой – малаямский говор (девушка, кстати, родилась в Копенгагене). На это был дан ответ и не один, что почти вся съемочная команда – с Юга, поэтому не надо здесь кричать про дискриминацию и расизм, своих обижаете.

Тем не менее, Ченнайский экспресс оставался почти три месяца самым кассовым индийским фильмом уходящего года. Хорошее, надо заметить, вышло кино, хотя и не без изъяна. Сбавить бы ему немного градус кривляния и несерьезности – безупречное вышло бы зрелище.

Ну, дык, про любовь же.

Comments

Profile

felix_zilich
Феликс Зилич

Tags

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Page Summary

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow