?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


режиссер Нобухико Обаяси

в ролях Сатоми Кобаяси, Тору Минэгиси, Тосие Нэгиси


В 1984 году Нобухико Обаяси был преуспевающим коммерческим режиссером. За его плечами семь успешных студийных проектов, ориентированных на молодую аудиторию. Модных, очень современных, про инопланетян, путешествия во времени, с огромным количеством спецэффектов. Спустя годы мы понимаем, что это были прекрасные фильмы, гимны поколения, соль и сахар своей эпохи, но только сам Обаяси, видимо, так не считал. Подобно многим людям своей профессии, 45-летний режиссер был уверен, что растрачивает свой талант на пустышки и ерунду.

Как это часто бывает, Вселенная услышала вопль несчастной души о помощи и послала ему навстречу собственного Мефистофеля в лице компании Art Theatre Guild, главного поставщика и производителя авторского кино на территории Японии на протяжении нескольких десятилетий. Надо заметить, что после смены прежнего босса Танэо Исэки в 1979 году новое руководство ATG засунуло подальше свой снобизм и стало открыто ориентироваться на молодого зрителя и коммерческий успех. Готовность режиссера уровня Обаяси снимать новый фильм за копейки была хорошим подспорьем для всех участников этого проекта. Несколько миллионов йен, 16-милимметровая пленка, две недели на весь съемочный период. Для серьезного студийного проекта это стопроцентная катастрофа, но для ATG — большой и жирный куш.

Для первого «авторского» фильма Обаяси выбрал повесть Такэхико Фукунаги, известного послевоенного мастера психологической прозы. В нашей стране этот автор совершенно неизвестен, хотя в Киеве в 1983 году был издан на украинском его последний роман. Несмотря на значительную популярность и неоднократные сравнения с Сэйтё Мацумото, Фукунагу никогда не экранизировали, поэтому Обаяси был намерен снять символический оммаж почившему в 1979 году литератору. Тем более, что выбранная режиссером повесть «Пустеющий город» (1960) прекрасно вписывалась в личную мифологию Обаяси, о чем мы еще расскажем позднее.

Главный герой повести и фильма — студент выпускного курса Эгути, решивший для работы над дипломом уехать на месяц из большого города в глухую провинцию. Чтобы ничего не мешало, не отвлекало, не путалось в мыслях. В повести место не названо, но Обаяси выбрал в качестве сеттинга городок Янагаву, префектура Фукуока. «Японскую Венецию», известную туристам со всего мира бесконечными каналами продолжительностью в 470 километров. (В 1987 году команда со студии Ghibli даже сняла про эти каналы и плывущие по ним «донкобуны» популярный на Западе документальный фильм).

Студент Эгути доволен поездкой. Свежий воздух, буйная природа, постоянный звук текущей воды — в большом городе об этом можно только мечтать. К сожалению, местные жители не разделяют его энтузиазма. Работы в Янагаве нет, развлечений нет, перспектив нет, от воды всех уже давно тошнит, а что творится зимой — не хочется даже вспоминать. Одним словом, город постепенно вымирает: молодежь давно сбежала в столицу, мужчины спиваются, женщины молятся, старики роют могилы. Приезжий студентик мог бы и не заметить всех этих ужасов, уж слишком много в голове щенячьего восторга от смены обстановки, если бы на его глазах не развернулась самая настоящая «маленькая трагедия».

В пансионе, где поселился Эгути, хозяйством заведовала молодая и красивая хозяйская внучка по имени Ясуко. Когда герой спрашивал девушку, почему она не сбежала из Янагавы, если здесь так муторно, Ясуко отшучивалась и говорила, что не может. Позднее постоялец узнал, что она влюблена в бывшего мужа своей старшей сестры, которая после его побега живет в пансионе нелюдимой затворницей. Тем временем муж сестры, не сумевший жить под одной крышей с двумя сестрами, нашел себе другую женщину и живет в паре домов от прежнего обиталища, проклиная свою тяжелую судьбу и гнилой город Янагава. Вместо того, чтобы сбежать из города и разрубить этим сложный любовный узел, все четверо живут прошлым и несбывшимися надеждами, бесконечно мучая себя и друг друга. Молодой постоялец, сам этого не понимая, оказывается по уши втянут в этот переплет. В финале герой сбегает из города, но зараза янагавских страстей отправляется вслед за ним, словно проклятье из хорроров Такаси Симидзу.

История простая и до боли приземленная, но Обаяси не был бы Обаяси, если бы не выкрасил фильм в привычные для себя сюрреалистические цвета. В некотором смысле это даже вредит картине. Будучи незнаком с первоисточником, зритель полфильма настраивается на мистический кайданный лад, поэтому почти «кухонная» развязка — лирическая, но без выкрутасов — порядком выбивает стул из-под ног его рассудка. С другой стороны, режиссер в очередной раз завернул чужой материал в любимую обертку. Герои, застрявшие внутри собственного воображения и чужих воспоминаний. Призраки еще живых людей, медленно сосущие жизнь из своих близких. Красочное безумие и трогательная манипуляция.

Обаяси будет возвращаться к этим темам еще не раз, его актеры — тоже. Словно послушные и преданные марионетки. В первом фильме для ATG они работали почти бесплатно, работали без отдыха ночью и днем. В одной из сцен главный герой засыпает за работой. Это не постановка, а неудачный дубль. Актер, в самом деле, вырубился посреди съемки. В другой сцене два актера изображают мертвых. Они не играют, они тоже по-настоящему спят. Иногда кажется, что подобное может происходить на съемочной площадке только у этого режиссера.

(c) http://shinema.ru/films/rus/p/37449/

Profile

felix_zilich
Феликс Зилич

Tags

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow