?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




режиссер Тацуси Омори

в ролях Эйта, Рюхэй Мацуда, Аннэ Судзуки</b>

В мифологии древней Японии Махороба — название сказочной страны, беззаботные обитатели которой живут в мире и согласии с природой и друг с другом; они не ведают горя и войны, голода и болезней, обмана и предательства. Утопия. Аркадия. Потерянный Рай. В современном японском маскульте Махороба (Махора, Махора-сити) — это идеальное название для вымышленного города, куда легко можно поселить героев аниме или детектива, чтобы потом вернуться к ним клином и с камнем за пазухой. Придти и выжечь это прекрасное место за пару минут напалмом или залпом фотонных пушек.

Станция Махоро — вымышленный пригород на юго-западе Токио из романа писательницы Сиори Миуры «Агентство добрых услуг Махоро». В 2006 году эта книга не только стала бестселлером, но и выиграла престижную награду — приз Наоки за лучший роман года — после чего её дорога на большие экраны была предрешена.

Главная тема «Агентства Махоро» прекрасно передана в рекламных слоганах к его экранизации — «Развод это еще не конец» и «Назад, к счастью». Чтобы сделать социальный пафос лозунгов еще более позитивным продюсеры пригласили на роли главных героев двух молодых и вполне бисёнэнистых актеров, которым еще не стукнул даже тридцатник, хотя они и пребывают от него всего в паре шагов — Эйту и Рюхэя Мацуду.

Герой Эйты по имени Кэйсукэ Тада живет в старом пригороде Махоро. В нашем городе аналогичный район называется «Безымянка»; тоже своего рода мифологическое название и место, прямо скажем, не менее мифологическое. Бывший заводской пригород, одноэтажные и двухэтажные домики, уличные барахолки, киоски с едой вместо супермаркетов. Как гласит невеселая народная мудрость: уж если ты родился в Махоро, то обязательно сюда вернешься. С Кэйсукэ так и вышло. После развода он вернулся в свое гетто и открыл здесь небольшой (скорее, даже убогий) офис под вывеской «Мастер на все руки». Если надо поменять линолеум, выгулять собаку или посидеть с ребенком, то все идут за помощью именно к нему. Деньги смехотворные, но парня это не смущает. Карьера его больше не волнует. Если по-честному, то его сейчас вообще ничего не интересует. Человеку всего 28 лет, а он уже поставил на своей жизни крест, пусть и не догадывается об этом.

Но однажды ночью он встречает на улице своего бывшего одноклассника Харухико Гётэна. У человека тоже недавно закончилась семейная жизнь, и он теперь болтается по городу, без определенных занятий и места жительства. Кэйсукэ пускает приятеля к себе переночевать, хотя и сам толком не понимает почему и зачем. Большими друзьями они никогда не были, особой симпатии к нему у Тады тоже нет. Наверное, все же из-за чувства вины. Много лет назад мальчишки хулиганили на уроке труда, и из-за Кэйсукэ Гётэну отрезало фрезерным станком мизинец. Палец врачи пришили, но шрам и чувство вины остались на всю оставшуюся жизнь. Возможно, только из-за них Гётэну дали переночевать в квартире-офисе один раз, потом второй, затем еще раз и еще раз. А потом Кэйсуке и Гётэн стали работать вместе. Двое одиноких и унылых тридцатилетних мужиков без особых идеалов и планов на будущее.

Сеттинг, прямо скажем, удачный, а для автора этих строк еще и легко узнаваемый, почти родной. При нормальном чувстве юмора и здоровом воображении кино на его основе можно выпилить просто замечательное, но только не с режиссером Тацуси Омори. Работа на заре карьеры ассистентом у таких больших знатоков улиц как Кадзуюки Идзуцу и Дзюндзи Сакамото не пошла ему впрок. Омори — хрестоматийный фестивальный зануда. Искать правду-матку в подростковом энгсте — его любимое занятие. Многозначительные паузы, мрачные и пустые лица, ощущение серой и тухлой безнадеги. И не важно, что герои уже далеко не школьники, набор авторских приемов и мизансцен остался прежним. Год назад Омори снял «Трое — это толпа», его новый фильм — повторный забег в этих же галошах, но только с привязанными к ногам гирями литературной основы. Роман у Миуры, если судить по фильму, далек от изобретательности и совершенства. Два-три сюжетных хода; каждый, за исключением мальчика-наркокурьера, просчитывается за полчаса до вступления в игру. Брошенный хозяевами чихуахуа, приклеенный к автобусному креслу пакетик героина, влюбленный в Анечку Судзуки тихий психопат с заточкой в кармане. Скука.

Единственная эмоция на финальных титрах — это чувство сожаления о том, что два лучших актера своего поколения снялись в еще одном бестолковом фильме. Вдвойне обидно, что все картины, где они появлялись вместе до «Агентства Махоро», остаются произведениями штучными и незабываемыми. «Голубая весна», «Девять жизней», «Иностранная утка». Но четвертый выстрел — холостой.

Это и есть кинематографическая "русская рулетка".

(c) http://shinema.ru/films/rus/a/37310/

Tags:

Profile

felix_zilich
Феликс Зилич

Tags

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow