October 15th, 2009

ПОСТ-АПОКАЛИПСИС В КИНО: ФИЛЬМ № 16

БОРЬБА С ОГНЕМ / FIRE FIGHT (1988) ***/****

режиссер Скотт Пфайффер

в ролях Джеймс Пфайффер, Дженис Каррахер, Джек Тернер


Про что? Рано утром по радио сообщили, что переговоры между СССР и Штатами зашли в тупик. Барри Рейдер выслушал эту новость, сидя за обеденным столом. Потом повернулся к жене и сказал, что согласен на развод. “Все кончено, ты можешь собирать шмотки и уезжать к отцу”. Меньше, чем через час, Барри Рейдер был у себя на работе, он вскрыл сейф своего босса, забрал все его содержимое, а потом вышел через запасной выход. Еще через час по радио сообщили о том, что Советы нанесли по Штатам ядерный удар. “Я был прав. Они это сделали. Теперь правительства больше нет. Мы начинаем новую жизнь”.

На обочине дороги полицейский патруль пытался арестовать группу сбежавших при транспортировке заключенных. Барри перестрелял копов, а потом предложил зекам присоединиться к его отряду. “Мне нужны люди, которые умеют пользоваться оружием”. “Почему бы и нет? ”

Прошло два месяца. Штаты погрузились в хаос, государство развалилось на тысячи маленьких фермерских хозяйств. Во время пешего перехода через очередную лесополосу отряд Рейдера спас от облученных странную девушку. “Что делает одинокая женщина в лесу среди мутантов и хищных животных?” – “Я знала, что все будет в порядке. Карты сказали, что меня защитят» - “Карты? Какие карты?” – “Моя колода таро. Открытое окно в будущее, из которого я узнаю, что произойдет еще до того, как оно случается ”. Рейдер задумался. “Что ты собираешься делать, Барри Рейдер?” – “У меня много планов. Мы спустимся с холмов и захватим какой-нибудь крупный торговый пункт. Потом создадим на его базе надежную крепость и возьмем под контроль всю долину”. “ Ну, а потом?”. “В смысле?”. “Что ты обираешься делать после этого?” Барри Рейдер задумался совсем крепко. “Я решил, что тебе можно верить и назначаю моим советником”. “Только советником?” “Отныне ты всегда и везде будешь со мной”,

- Эта женщина пойдет с нами.
- Какого черта, Рейдер?! Баба в отряде… пацаны этого просто не поймут. Они уже сто лет пизды не видел.
- Они еще способны думать о ебле? У них есть время?
- Ты перегибаешь, Рейдер.
- Женщина – местная. Она все здесь знает и поможет нам захватить долину.
- Захватить долину? Нафига?! Я – простой человек, Рейдер, мне нужны лишь свобода и бухло. Я не подписывался строить для тебя твое королевство.
- Или ты подчиняешься моим приказам. Или ты - покойник.
- Мы все – покойники. Поздно или рано. Но ты – обычный психопат, собравший команду отморозков, сжигающий деревни и истребляющий облученных,
- Последний раз предупреждаю.
- Тиш-тише… нет проблем, Рейдер. Ты – командир, тебе – решать.

В чем фишка? Как сказал один человек: теперь я знаю, как и откуда в “Фулауте” появилось Братство Стали.

Уверен, что беркемисты не знают об этом фильме. Иначе я услышал бы о его существовании еще несколько месяцев назад. “Fire Fight” далек от совершенства, но это единственный фильм по теме, где очень подробно и достаточно серьезно рассказывают о создании вооруженных отрядов после начала Большого Пиздеца. В принципе, есть еще “Почтальон” и “Иерихон”, но там с самого начала зритель выступает на стороне цивилов, пытающихся защитить свое добро и демократические ценности, но здесь – почти наоборот. Барри Рейдер (удачная фамилия, ага) - вентристский социопат и порядочная сволочь, но смотришь фильм именно из-за него.

“До моего прихода в этой долине не было правосудия, но зато теперь правосудие – это я”.

Ну и как? Малобюджетное кино, режиссер – дебютант, в главной роли – его брат, все остальные актеры – тоже непрофессионалы. Можно догадаться, что после этого фильма Скотт Пфайффер неплохо поднялся и стал заметным инди-продюсером (достаточно вспомнить хотя бы “Возвращение во Фрогтаун” Дональда Джексона). но пока перед нами пусть очень качественный и крутой, но все же “невермор” и не более того.

Сразу стоит отметить, что у картины есть серьезные плюсы. Главный плюс – авторам фильма не нужно идти по избитому шаблону, в каждой сцене они пытаются изобретать велосипед и это иногда у них получается. Для примера, штурм торговой точки в ржаном поле выглядит весьма убедительно.

Ну а “облученные” – это не просто мутанты или зомби, а уж скорее – индейцы из старых вестернов.

Где брать? http://www.cinemageddon.org/details.php?id=58387

все, что вы хотели знать о неприкасаемых, но боялись спросить

НАРУШЕННЫЙ ЗАВЕТ / HAKAI (1963) **+/****

режиссер Кон Итикава

в ролях Райдзо Итикава, Рентаро Микуни, Эйдзи Фунакоси


Несколько месяцев назад Google оказалась перед лицом крупного судебного иска. Правозащитные организации из Японии обвинили владельцев корпорации в покушении на права японских граждан. Претензии недовольных выглядели, на первый взгляд, курьезно, но в реальности были совсем нешуточными. Активисты из Страны восходящего солнца обвиняли руководство проекта Google Earth в том, что оно выложило в Сеть средневековые японские карты с точным расположением всех поселений буракуминов.

«Буракумины», или «эта». Еще одна страница японской истории, скрытая от глаз иностранцев.

Буракумины — «неприкасаемые» Нихона. При сёгунате население империи делилось на четыре сословия (воины, крестьяне, ремесленники и торговцы), но буракумины всегда оставались вне границ этой системы. Они не платили налогов и могли селиться только за пределами городской черты, их не пускали в храмы и общественные бани, даже после смерти «неприкасемых» закапывали вдали от обычных кладбищ вместе с собаками и домашними животными. Историки уже не помнят, откуда и почему появилось такое деление, но все прекрасно знают, как отличить буракумина от простого смертного. «Буракумин» — тот, кто способен осквернить своим присутствием чистоту и непорочность религиозного обряда: палач, могильщик, мясник, кожемяка.

Люди «грязных» профессий столетиями знали свое место и не поднимали головы. В 1871 году во время реформ Мэйдзи сословную систему в стране отменили, и буракумины оказались приравнены к простым гражданам. Процесс ассимиляции «неприкасаемых» затянулся на долгие годы и не завершился по сей день. Известно, что и теперь при приеме нового сотрудника на работу в крупную японскую корпорацию отдел кадров долго и упорно проверяет его родословную: из какой деревни будущий работник, не было ли в его роду башмачников или торговцев мясом. Еще пристальнее интересуются генеалогическим древом будущего жениха или невесты: никто не хочет, чтобы в его роду появилась «грязная нечисть».

На сегодня в Японии проживает около полутора миллионов буракуминов и их потомков Они продолжают бороться за свои права, хотя за пределами страны об этой борьбе никто и не подозревает. Из показательной статистики: известно, что примерно 60 процентов якудза — это все те же буракумины. Если ты с детских лет ощущаешь незримое клеймо на лбу, стать хозяином собственной судьбы почти невозможно.

Проблема буракуминов очень часто поднимается в японском кино, хотя слово на букву «б» говорится при этом очень редко. Например, герой Тосиро Мифунэ в фильме Куросавы «Небеса и ад» — сын башмачника, ставший заводчиком и миллионером. Для западного человека он всего лишь успешный андердог, но для японца — андердог-буракумин, что в десятки раз сложнее.

Картина Кона Итикавы «Нарушенный завет» вышла почти за год до фильма Куросавы и серьезно застолбила проблемный сектор: у нее были все необходимые козыри. Самый главный: «Нарушенный завет» — экранизация романа классика Симадзаки Тосона (1872-1943), первой японской книги, написанной в традициях литературного натурализма. Примечательно, что книгу Тосона к тому времени экранизировали уже дважды. Cначала в 1913 году, потом в 1948-м с Кэйскэ Киноситой в режиссерском кресле и Рю Икэбэ в главной роли. Плюс телесериал в формате «Жизни Клима Самгина». Или даже два сериала.

После таких предшественников Итикаве оставалось только прийти и забить последний гвоздь. Самый яркий и самый надежный, чтобы не провоцировать потомков на дискуссии и римейки. Так Итикава и поступил. Его «Завет» — настоящее бетонное евангелие, после которого уже нет смысла кидать шапки и вести дебаты. Гуманистический пафос, почти евангельские мотивы и призрак старца Федора Михайловича со свечкой в руках. Натуралисту-радикалу обсуждать здесь почти нечего: психологизм вытеснен на самые задворки, на первом плане — эпическая символика и незамутненное мифотворчество. В первой же сцене старый буракумин пытается накормить коня солью, получает фатальный удар копытом в голову, умирает, а потом является сыну среди ночи голосом голодного призрака. Натуралисты плачут и рвут на себе волосы.

ДАЛЕЕ http://shinema.ru/films/rus/n/30349/

этюд в багровых тонах

КЛЮЧ / KAGI (1959) ***/****



режиссер Кон Итикава

в ролях Матико Кё, Тацукя Накадаи, Гандзиро Накамура, Дзюнко Кано


Человек начинает стареть, когда ему исполняется десять лет. Именно в этом возрасте глаз теряет свою эластичность и перестает развиваться. После двадцати постепенно садится слух, после сорока ухудшается зрение. После пятидесяти начинают отмирать вкусовые рецепторы, немного позднее снижается обоняние. Еще примерно лет десять — и две трети функций организма прекращают свою деятельность. Кроме того, есть теория, согласно которой каждые двадцать лет человек становится ниже ростом на 12 миллиметров. Наука эту теорию пока не подтвердила, но разве это повод для оптимизма? Любой человек знает с детства, что старости не избежать.

Антиквар Кэндзи Кэммоти — не исключение, но он не намерен сдаваться. Из-за проблем с потенцией старик готов на все: глотать таблетки, пить микстуры, делать опасные инъекции. Лечащий врач предупреждает: «У вас высокое давление, остановитесь», — но Кэммоти его как будто не слышит. Однажды старик находит новый способ искусственного омоложения — ревность. Лютый способ, от которого кровь в венах бежит быстрее, а мысли путаются и становятся дерзкими, как у мальчишки. Обостряя это чувство, Кэммоти сводит со своей женой Икуко студента-фельдшера Кимуру, жениха их дочери Тосико. Антиквар искусственно создает ситуации, когда Икуко и Кимура могли бы оставаться наедине, слегка пьяными и полуголыми. Старика это очень возбуждает, он снова ощущает себя молодым и энергичным, и пусть давление у него зашкаливает, зато в штанах снова пробуждается жизнь.

Антиквар Кэндзи Кэммоти не подумал, что у его супруги Икуко тоже могут быть проблемы со старением. Почувствовав на своем теле молодые руки, женщина мгновенно забывает о климаксе и начинает строить фантастические планы на будущее. Ее супруга в этих планах уже нет; высокое давление и гиперактивность должны свести глупого старика в могилу, и Икуко готова ему в этом помочь.

ДАЛЕЕ http://shinema.ru/films/rus/k/30340/

а если бы он вез патроны….

С 30 сентября по 12 октября в московском Музее Кино проходила ретроспектива японского режиссера Кона Итикавы.

Событие серьезное и даже эпическое. Думал его в блоге серьезно попиарить, но потом решил, что вреда от меня будет больше, чем пользы. Несмотря на все мое любопытство и лояльность к японской классике, Итикаву я реально не люблю. За последние две недели посмотрел дюжину его картин и окончательно для себя понял – у режиссера нет ни единого фильма, который бы меня… ммм… не разочаровал.

Взять для примера Ясудзо Масумуру – главного конкурента Итикавы по студии “Даэй”. Видел не менее полутора десятка его фильмов и еще не один не вызвал даже капли отторжения. А Итикава – бесит, реально бесит.

Почти как Стивен Содерберг.

По этой причине заранее - сорри. Здесь будет несколько новых рецензий на Итикаву с “Шинемы” и в каждой обязательно появится строка типа “а вот если бы не Итикава, то какое хорошее кино получилось бы”. Ну, типа не удивляйтесь.