?

Log in

Previous Entry | Next Entry

(с) https://www.kinopoisk.ru/article/2829309/

В российский прокат выходит корейский фильм про зомби-апокалипсис «Поезд в Пусан». Картина будет представлена в Москве 22 октября в рамках программы публичных показов «Октябрьские скрининги». К премьере фильма КиноПоиск разобрался, как азиатские страны по-разному подступались к голливудским традициям фильмов про мертвецов.

Завезенные мертвецы

В индийском фильме 2013 года «Иди, Гоа больше нет» три офисных клерка решают отправиться на Гоа, чтобы отвлечься от проблем на работе и в личной жизни. На элитной вечеринке, организованной русскими бандитами, герои оказываются в эпицентре самого настоящего зомби-апокалипсиса. Все, кто попробовал на халяву в этот вечер новые русские наркотики, превратились в живых мертвецов, готовых разорвать на куски каждого встречного.
«В Индии были ракшасы (демоны) и бхуты (призраки), но зомби-то откуда взялись?» — вопрошает один из героев после очередной схватки с мертвецами. «Глобализация, брат, — отвечает ему второй. — Вся лажа от иностранцев: сначала они завезли нам СПИД, а теперь зомбарей».

И ведь не врут. Зомбарей и вампиров в индийском кино отродясь не было, только демоны и призраки, иногда змеи-нагини. Оскалить зубы и спрятать лицо в гриме могли ради шутки или трендовой референции, как это было в печально известном «Голимаре», но трогать наследие Джорджа Ромеро, написавшего сценарии к доброй половине классических фильмов про мертвецов, никто не решался. Прорыв на новую территорию приключился в 2013 году на волне очередного голливудского хайпа, когда в Болливуде было запущено в производство целых три фильма про зомби.

Точнее будет сказать, что прорыв должен был случиться, но так и не случился. Помимо выше упомянутого фильма про русского бандита Бориса, бодро истребляющего зомбарей, остальные проекты ждала печальная судьба. Фильм «Восстание зомби», запланированный в качестве первой главы в будущей трилогии, оказался на деле скромной «бэшкой», которая так и не вышла в широкий прокат и мгновенно затерялась на видеорынке среди толпы серых собратьев. В свою очередь, дерзкий зомком про любовь к мертвечине Rock The Shaadi с Абхаем Деолом, песнями и плясками ждала еще более печальная судьба. Инвесторы посмотрели на сборы его предшественников и прекратили финансирование, когда было снято меньше трети фильма.

Болливуд сказал зомби-апокалипсису: не сегодня.

Единственное исключение из правил — тамильский фильм Miruthan, вышедший полгода назад. Он про отважного гаишника из горного Утакаманда, который пытается спасти сестру от орды зомбаков. Но его сняли уже не в Болливуде, а в Колливуде. На юге Индии ребята куда более отчаянные и смелые. Обещают, кстати, сиквел.

Прыгающие мертвецы

Если в Индии есть ракшасы и бхуты, то в Китае — цзяньши. На Западе их принято называть прыгающими вампирами, но это серьезная ошибка.
Если верить китайским традициям, умереть и быть похороненным в чужом краю — значит обречь душу на вечные страдания. По этой причине в древности, если человек умирал далеко от дома, а его родные не могли позволить себе повозку-катафалк, они нанимали колдуна-даоса, который поднимал мертвеца, и тот пешком и под тщательным присмотром даоса возвращался к себе домой. Конечности у покойника к тому моменту уже были окоченевшими, ноги не сгибались, поэтому мертвец мог только прыгать. Говорят, в ясную ночь можно было увидеть целый караван куда-то прыгающих мертвецов.

Иногда мертвецы поднимались из гробов сами и были уже совсем не безобидными. Кровь они не пили, человечьего мяса не жрали, но зато весь ци из пойманного бедняги выпивали досуха. Против подобных зомби была придумана целая система защиты в стиле фэншуй. Разумеется, даосская.

В середине 80-х продюсер Саммо Хун снял про цзяньши в Гонконге успешный фильм, получивший на Западе название «Мистер Вампир». Этот фильм породил вереницу сиквелов и целый жанр, где из картины в картину бравые даосские монахи сражались с прыгающими мертвецами в одеждах времен маньчжурской династии. В борьбе с нечистью им помогали персиковые мечи, медные колокольчики, клейкий рис, фасоль адзуки, переписанные от руки фрагменты из «Книги перемен» и многое другое. Студия Golden Harvest — флагман первой волны гонконгского вторжения в Голливуд — даже планировала снять голливудский ремейк про цзяньши с Таней Робертс, Джеком Скалией и однобровым даосом Лам Чин-ином, но в самый последний момент что-то не срослось.

Голливуд сказал китайским вампирам-зомби: не сегодня.

Живые мертвецы (уже вполне голливудские) вернутся в Поднебесную в 1998 году с фильмом «Биозомби». Спустя год после возвращения Гонконга Китаю, и в этом будет неприкрытый символизм. Мегаполис будет показан в фильме погрязшим в пороках, а главными героями станут двое видеопиратов, вынужденных сражаться с мертвецами из-за того, что их коллеги-контрабандисты решили продать налево украденное с военного склада биооружие.

После этого зомби нового поколения — уже вовсе не скакуны, а дети химического отравления и секретных экспериментов — будут возвращаться в Гонконг нечасто, но эффектно. В последние несколько лет они, правда, сменят прописку. Тайванец Джо Чиен перенесет действие своих зомби фильмов «Зомби 108» и «Бойцовский клуб зомби» на улицы спальных районов Тайбэя. Герои его фильмов уже совсем не будут героями. Они будут убивать друг друга ради забавы и использовать мертвецов в качестве секс-игрушек. Содом и Гоморра опустятся на улицы Тайбэя. Содом и Гоморра японского разлива.

Безобидные мертвецы

В мифологии Страны восходящего солнца хватало жутковатых чудищ, и ожившие мертвецы казались бывалому синтоисту чем-то скучным и до жути банальным.
Кадр из фильма «Стейси: Атака школьниц-зомби»
Кадр из фильма «Стейси: Атака школьниц-зомби»
Современные зомби пришли в японское кино на рубеже столетий вместе с режиссерами, выросшими на фильмах Лучио Фульчи и Сэма Рэйми и искренне не любившими «великий японский кинематограф». Японские инди-режиссеры новой закваски быстро просекли, что схема «настал конец света, мы с друзьями пробиваемся через орды мертвецов» скучна, а посмотреть на тему можно совсем в других ракурсах.

Зомби — это твои враги, которых можно теперь убивать раз за разом. Зомби — это твой сосед, который тебе всегда не нравился. Зомби — это также соседская девушка, к которой ты всегда мечтал подкатить. Зомби — это якудза. Зомби — это буракумины (каста неприкасаемых — Прим. ред.).

В фильме Наоюки Томоматсу «Стейси» зомбаками становятся почему-то только девочки-старшеклассницы. Их в принципе можно безжалостно истреблять, но можно попытаться понять, простить и полюбить.

Кадр из фильма «Городской департамент по делам мертвецов»
Кадр из фильма «Городской департамент по делам мертвецов»
В японском телесериале «Городской департамент по делам мертвецов» зомби-апокалипсис закончился очень быстро. Люди изобрели вакцину против укусов, после чего совершенно перестали бояться оживших мертвецов. Они ведь такие медленные и тупые, что даже трехлетний ребенок сможет неспешно сбежать от нелепо ковыляющего покойника. Последних зомби не стали утилизировать, оставив блуждать по улицам. Главные герои сериала — чиновники из департамента по делам мертвецов, которые следят за защитой покойников. Они ведь последние, а любой гопник норовит их обидеть, потискать за мертвую грудь, вывалять в луже. Сюр? Еще нет.

Настоящий сюр в японском кино начался, когда в режиссуру пришли люди, прежде работавшие гримерами и мастерами по спецэффектам. Они вернули в пафосный жанр зомби-апокалипсиса истинное безумие, позабытое еще с тех времен, когда Питер Джексон променял мертвечину на хоббитов. Достаточно названий пары фильмов, чтобы ощутить масштаб перемен: «Зомби-суши», «Задница зомби: Туалет живых мертвецов».

Железнодорожные мертвецы

Современное корейское кино возникло на рубеже столетий. Нет, понятно, что не на пустом месте. Полвека традиции сложно списать в утиль, но если говорить про жанровые тропы, то все они были подсмотрены совсем недавно у соседей. Из длинной вереницы девичьих призраков, выросших из Садако, стали пробиваться первые мертвецы на букву «з». Первые, но с яркой индивидуальностью: «Книга Судного дня», «Караульный пост 506», «Школа зомби», «Зомби по соседству», «Безумный, печальный, плохой».

Несмотря на индивидуальность, зомби в корейском кино оставались на птичьих и не особо денежных правах, пока не появился режиссер Ён Сан-хо, снявший зомби-фильм, сумевший привлечь в кинозалы 10 миллионов корейцев. В стране с населением в 50 миллионов.

Бывший аниматор, короткометражки которого успешно бродят по фестивалям уже больше десяти лет, привык рассказывать истории из своей жизни, пряча их за жанровыми сказками — про трудное детство в школе, про службу в армии, про церковь. Идея фильма про зомби-апокалипсис возникла у него под впечатлением от пикетов демонстрантов, требующих демократических реформ. Бешеный у нас народ стал, сказал однажды режиссер Ён, на людей бросается. Идея про бешеный народ превратилась сначала в полнометражный мультфильм «Станция Сеул», а потом совершенно случайно в художественный фильм «Поезд в Пусан», который вышел в корейский прокат за месяц до мультфильма.

Поезд в искусстве — это всегда большой экзистенциальный символ, будь это «Голубая стрела» Джанни Родари или «Желтая стрела» Виктора Пелевина. Символ или даже целый набор символов. Достаточно вспомнить недавний фильм другого корейского гуру — «Сквозь снег» Пон Джун-хо.

Но только поезд в Пусан не абстракция, а маршрут, который для любого корейца знаковый. Главный сапсан Кореи, связывающий два самых крупных города, Сеул и портовый Пусан. Путь занимает примерно два часа. Время, которое многие корейцы тратят два раза в день (некоторые раз в неделю), чтобы сгонять на работу, к родным, развеяться на выходные. И простой пролетарий, и студент, и крупный финансист — идеальный срез корейского общества, которому в фильме Ён Сана-хо предстоит теперь пройти за два часа через адскую мясорубку из мертвецов.

Собственно, в любой стране есть свой собственный поезд в Пусан. Именно поэтому права на ремейк картины уже были куплены и в Штатах, и во Франции. На этой же неделе лента Ён Сан-хо будет впервые показана в России.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
glad2cu
Oct. 28th, 2016 06:59 pm (UTC)
И тут пришел ботаник и давай уточнять: цзянши - это, дословно "трупное окоченение" ну или "окоченевший труп". Даже всезнающая байду говорит, что всю эту историю с "прыгающими трупами" киношники сами придумали, бо нет письменых источников никаких. Молодцы, чоужтам.

Зомби - это "синши" = ходячий труп, а еще лучше современная формулировка: xingshi zourou = ходящий труп, двигающееся мясо.
Обожаю китайский язык
neon_fit
Oct. 30th, 2016 03:39 pm (UTC)
И снова благодарю за интересный рассказ. (только кадров из фильма не видно)
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

felix_zilich
Феликс Зилич

Tags

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Latest Month

November 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

"НЕВЕРМОР-1"

"ДОБРОЙ НОЧИ, ШАМОРА!"

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow